1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Алина фаркаш жирная дура. Близость еврейской женщины. Алина Фаркаш

Алина фаркаш жирная. Близость еврейской женщины

Однажды, сто лет назад, у меня был жених. Ну, понимаете, каждая девушка однажды должна связаться с главным идиотом своей жизни — хотя бы для того, чтобы было, с чем сравнивать. Вот этот жених и был тем самым главным идиотом. Я об этом догадывалась, но верить не хотела, поэтому изо всех сил склеивала то, что пошатывалось на ветру и грозило вот-вот рухнуть со страшным грохотом. В последней отчаянной попытке остаться вместе мы оказались в кабинете семейного психотерапевта, где долго и сбивчиво ябедничали друг на друга.
— Я думаю, что все дело в ее национальности! — в запальчивости крикнул мой жених, который прямо на глазах превращался из настоящего в бывшего.
Я выразительно посмотрела на нашего доктора: мол, я же говорила, что он совсем идиот, и что моей вины в этом нет. Но доктор отреагировал неожиданно:
— В национальности? А кто вы по национальности? — оживился он.
— Я еврейка, — ответила я, улыбаясь ласково и недобро.
— Еврейка! — воскликнул доктор, вскочив со стула и размахивая руками, — с этим совершенно ничего невозможно поделать! Вот моя вторая жена — она тоже. Абсолютно ничего нельзя поделать! — И он снова заработал мельницей.
Мне кажется, что иудаизм — чуть ли не единственная религия, которая не считает женщину ни сосудом греха, ни субъектом мужского воспитания.
Смотреть на него было интересно и удивительно. Обессилел доктор довольно быстро, упал на стул, вытер платком пот со лба и грустно сообщил: «Молодой человек, если еврейская женщина чего-то хочет, то вам остается только расслабиться и получать удовольствие. Все равно все случится именно так, как она запланировала».

И я, которая в свой двадцать один год была всего лишь зародышем еврейской женщины, все равно расправила плечи и царственно вздернула подбородок: «Мне ли, правнучке великой Эстер, участвовать в этих мелких разборках?!» «Я же говорила, — шепнуло мне в ухо бабушкино бессознательное, — что выходить замуж надо только за хороших и при том еврейских мальчиков».
Мне кажется, что иудаизм — чуть ли не единственная религия, которая не считает женщину ни сосудом греха, ни субъектом мужского воспитания. «Каждая еврейская женщина — царица», — говорят нам мудрецы. Мне кажется, что у них просто не оставалось никакого другого выбора: ведь даже у самого длиннобородого мудреца имелась своя собственная еврейская мама. А какая еврейская мама станет терпеть то, что ее мальчик недооценивает роль умной, заботливой и решительной женщины в его жизни?!
Мне нравится тонкая грань между мужским и женским восприятием собственной сущности. Мужская молитва начинается следующими словами: «Спасибо тебе, Всевышний, что не создал меня женщиной». Женская: «Я благодарю тебя, Всевышний, что ты создал меня, как захотел». То есть мужской взгляд: «Спасибо за то, что не сделал меня тем, кем я бы не хотел быть». А женский: «Спасибо за то, что я — совершенство и полностью отвечаю Твоим представлениям о прекрасном». Вторая позиция мне, естественно, ближе и милее.
Внутреннее ощущение некой близости к Творцу свойственно многим еврейским женщинам. От этого, увы и ах, в мире мы не славимся ни своей кроткостью, ни своей покорностью.
Вообще, внутреннее ощущение некой близости к Творцу (и от этого — собственной уверенной правоты) свойственно многим еврейским женщинам. От этого, увы и ах, в мире мы не славимся ни своей кроткостью, ни своей покорностью. Вообще, я заметила, что женщины — показательные представительницы своих культур — делятся на две категории: на тех, кто уходит, и на тех, кто смиряется. Если муж не работает, то показательная немка уйдет, а показательная русская вздохнет, поплачет, поскандалит и найдет себе еще одну подработку. И только еврейская жена и не смирится, и не уйдет. Она начнет проявлять свою Б-жественную сущность — воздействовать на мужа до тех пор, пока он не поймет, что легче самостоятельно и по доброй воле сходить и заработать свой первый миллион, нежели терпеть все это дальше. Да, я же уже говорила, что характер у нас бывает не сахар? Зато глаза красивые.

Знаете, скоро Пурим, который тоже немножко женский день. Ведь если бы не Эстер, не ее красивые глаза и не ее сила убеждения, возможно, мы бы не пили сейчас вино, не пекли «уши Амана» и не появился бы в Интернете этот текст. Возможно, если бы не она, то и Интернета-то никакого и не было бы.

: «Недавно в моем блоге мы играли в мудаков. Играть в них смешно и просто, как я раньше не додумалась?»

Комментатор первого уровня пишет какую-нибудь совершенно невинную фразу, в которой сложно найти что-нибудь плохое, а комментаторы второго уровня в ответ придумывают максимально мудацкие, обесценивающие, унизительные и обидные комментарии. Такие, как получает и вне всякой игры практически любой, осмелившийся рассказывать в блоге хоть что-нибудь о своей жизни.

Я например, написала: «Я получила Нобелевскую премию за открытие лекарства от рака». Мне отвечали:

– Пф-ф, настоящий ученый никогда не стал бы хвастаться!

– Это потому, что у вас мужика нормального не было.

В чем же guilty pleasure?

Во-первых, стало очевидно, что уничтожить, обесценить или высмеять можно абсолютно все и абсолютно всех. Что бы ни происходило в вашей жизни, каких бы высот вы ни добились, всегда будет кто-нибудь, для кого это все будет не так, недостаточно и «мужика бы ей хорошего». Кажется, что на свете есть целая категория людей, в глазах у которых стоят будто бы кривые зеркала, искажающие все вокруг. Превращающие красоту в уродство, счастье – в хвастовство, гордость – в снобизм, альтруизм – в меркантильный тайный умысел. Подобные комментарии вообще ничего не говорят о предмете разговора. Но очень многое – о его авторе. Общение с подобными – токсично и в больших дозах способно отравить и испортить даже самую счастливую судьбу.

Во-вторых, переход обидного, унизительного и оскорбительного в ранг комичного – крайне полезная функция, лишающая агрессоров большей части их силы. Становится удивительным, как некоторые люди могут на полном серьезе, не в рамках шутки или игры, оставлять подобные комментарии. Не важно – в реальной жизни или в фейсбуке.

Третий эффект – отслеживание собственных эмоций. Я, например, заметила, что меня совершенно не трогают комментарии, касающиеся моей личной жизни, работы, внешности и даже детей. Но я каждый раз – даже в шутливом треде! – подпрыгиваю и киплю от двух типов высказываний. Первое – это трагические предсказания. Карканье. Вот, вам кажется, что у вас все хорошо, а скоро будет плохо! Вы умиляетесь, что сын очень хорошо считает, а ведь это первый признак аутизма, вы еще наплачетесь, когда он вырастет! (Кстати, это реальный комментарий, который я получила, когда похвасталась в блоге, что пятилетний сын может в уме складывать двузначные числа). И второй вид комментариев – это безумно-абсурдистские. «Вы так пишете о своей семье, будто у вас все хорошо, а вот я вчера видела, как ваш муж в церкви вам свечку за упокой ставил!» (Тоже, кстати, реальный комментарий, у меня бы на такой не хватило фантазии). И ты сидишь, понимаешь, что: 1. Твой муж в Америке в командировке, 2. Он никогда в жизни не был в церкви и не собирается… И понимаешь, что объяснять это – и странно, и глупо. И от этого подпрыгиваешь, кусаешь себя за пальцы и бесишься. Или, туда же – когда тебе приписывают нечто противоположное тому, что ты делала. И осуждают тебя же за идиотизм. В общем оказалось, что это крайне полезная функция – взглянуть на свои болевые точки. Увидеть уязвимые места. И проанализировать, почему они у вас именно такие. Я про свои – поняла.

Читать еще:  Поздравления с днем рождения. Поздравления с днем рождения в стихах

И последний эффект – многие комментаторы это называли «слить яд». Я такого эффекта не ожидала и долго размышляла, действительно ли так много людей хотят говорить гадости знакомым и незнакомым, но сдерживаются. Об этом эффекте у меня пока нет мыслей. Подумаю об этом завтра.

А я думаю: не поиграть ли и нам в ЖЖ в такую игру.

Дело в том, что еврейские мальчики не особенно любят еврейских девочек. В самом грубом физиологическом смысле. И это абсолютно взаимно.

Я слышала миллион историй от своих нееврейских подруг о том, что «евреи -это мой рок, я всегда влюбляюсь только в евреев, есть в них что-то такое особенное!» И встречала много обратных историй, когда еврейский парень или девушка, вроде бы, изо всех сил старающиеся найти «правильную» еврейскую невесту или жениха, раз за разом влюбляются в кого угодно, кроме евреев. Или противоположный формально, но очень близкий по смыслу вариант: первый муж или жена у человека — еврейские, чтобы порадовать родителей, а после развода -подряд пять нееврейских жен.

Удивительная ситуация, особенно, если вспомнить, что именно еврейские семьи традиционно считаются очень крепкими и дружными, построенными на взаимном уважении, партнерстве и поддержке.

Кстати, про партнерство и поддержку — это абсолютная правда в большинстве случаев.

И про секс — увы, тоже.

Один мой приятель, красивый тридцатилетний холостяк, умница, блондин и бизнесмен, объясняет: «Секс с еврейкой — это всегда немножко инцест. Она совсем такая же, как и я. Я не могу проявить с ней свое животное начало, необходимое для хорошего секса. И она со мной — тоже не может».

Эта близость, эта похожесть, это отсутствие разности, эти нежные еврейские дети, продукт близкородственных браков из европейских местечек -они осточертели друг другу еще до рождения, еще сто лет назад, когда их общий дедушка сватался к их общей бабушке.

У нас всех похожее воспитание и похожие родственники, которые раз за разом рассказывали нам про «хорошего еврейского мальчика». И мы росли вместе с этими мальчиками, дружили с ними и даже догадывались, что не настолько они хорошие, как казалось нашим бабушкам. И уж точно не настолько, как кажется нашим нееврейским подругам.

Впрочем, они тоже не отстают: кто там говорил, что еврейская женщина проезжает по мужчине, как танк? Многим, конечно, нравится: изменения нередко происходят в самую положительную для героя сторону. Но факт отрицать нельзя. Мы всё про них, наших мальчиков, знаем, а они всё знают про нас, в том числе и про наш танк в кустах.

Моя подруга-нееврейка, вышедшая замуж за израильтянина, звонит мне и рассказывает восторженное: «Представляешь, я сейчас не работаю, только учусь в ульпане и всё! Но когда муж приходит с работы, я могу ему сказать, что не успела приготовить ужин, а он мне отвечает, что ничего страшного, закажем пиццу!»

И я какое-то время даже затрудняюсь с ответом, потому что мне не совсем понятно, в чем соль и восторг этой истории. И почему муж сам не приготовил еду, если жена сегодня устала и не в настроении?

Потом до меня доходит, что подруга считает ежедневное приготовление ужинов своей священной обязанностью. И от этого считывает поведение своего мужа, заказывающего пиццу вместо того, чтобы требовать от жены ужина, как невероятно благородное. После чего я начинаю немножко понимать тех еврейских мужчин, которые женятся на нееврейских женщинах.

Примерно то же происходит и с нееврейскими мужчинами. Они часто немножко восторженнее наших. Они всегда чуточку с придыханием относятся к еврейской девушке. В их головах бродят фантазии о том, чему нас учили в семье. Чему-то наверняка особенному, еврейскому. Скромному и семейному. Мне даже кажется, что у них зачастую есть глубинная и стойкая тоска по тому самому танку, который пройдется по тебе и полностью изменит будущее. Еще меня часто спрашивали: «Наверняка у тебя с папой очень близкие отношения? Еврейские отцы всегда обожают своих дочек!»

…Ну, отчасти да. У нас и правда особенные отношения.

Например, когда я в 12-летнем возрасте прочла одну странную статью в каком-то подростковом журнале, то именно к папе пришла с вопросом: а может ли человек заняться сексом с курицей? И папа, ничуть не удивившись, подробно мне ответил. С чертежами и картинками, а потом так увлекся, что заодно нарисовал, почему это возможно с курицей, но невозможно, например, с кошкой. Папа у меня биохимик и обладатель энциклопедических знаний в самых неожиданных сферах.

И да, я выросла в том доме, где дочка вполне может задать папе такой вопрос. И насколько подобное легко представить себе еврейскому мальчику, настолько этим бывали поражены нееврейские.

Собственно, и с еврейскими друзьями я могла обсуждать всё то же самое — и не было в наших разговорах ничего, кроме игры ума и чистой радости от заковыристой дискуссии. Ни разу мне не пришло в голову целоваться с другом детства, каким бы красавчиком он ни был. Для этого всегда существовали другие мальчики — чужие, незнакомые. Впрочем, и я сама никогда не была объектом мечтаний еврейских мальчиков. Зато мне с ними было комфортно до неприличия и настолько же неэротично.

В моей жизни был один-единственный еврейский мужчина, который был сразу не похож на всех остальных -он и стал моим мужем. Я не знаю, что этому способствовало — четвертинка русской крови или причудливые особенности его генома.

Мы не так давно делали генетические тесты. У меня — стандартный старинный ашкеназский набор, тот самый близкородственный, с которым всех в Израиле автоматом отправляют по врачам перед беременностью. А у моего зеленоглазого белокожего мужа — какой-то редкий генотип, восходящий то ли в сторону бухарских евреев, то ли куда-то к Индии. То есть его предки пришли из далекой и неведомой моим предкам стороны. Он так похож на меня внешне и настолько другой изнутри.

Самое смешное, что всё это — специфические галутные проблемы. Стоит тебе пересечь израильскую границу, как у тебя голова начинает идти кругом от количества секса, разлитого в местном воздухе. От того, как искрятся девушки и какими глазами их провожают мужчины. И главное: всем становится плевать на чужие генетические наборы.

Читать еще:  Что подарить дорогому на 23 февраля

Мне в этом видятся две причины: во-первых, мы перестали делиться на своих и чужих. Я готовила много статей с хорошими сексологами, и все они сходились в одном — для эротики нужна некоторая отстраненность. Слишком, чересчур близкого человека наш организм воспринимает как кровного родственника — со всеми вытекающими, включающими запрет на секс с ним. Но в галуте многие ощущают необходимость держаться вместе, поближе друг к другу, быть одной семьей, где все рядом и все друг про друга всё знают. Это тоже не добавляет огня в отношения.

Зато в Израиле все одновременно свои и при этом — чужие и разные. К тому же тут намешано столько кровей и столько фенотипов, бледные ашкеназские гены разбавлены таким взрывным коктейлем чего угодно, что твой организм забывает о той самой близкородственности, которая дамокловым мечом висит над европейскими евреями. И радуется, ликует, хочет еще троих мальчиков и двух девочек, танцевать, петь, любить всех и свистеть на улице вслед проходящим мужчинам — беленьким, рыжим, черноволосым, лысым и серо-буро-малиновым, таким, каких не бывает нигде, кроме Израиля.

СЕКС с ЕВРЕЕМ Алина Фаркаш

СЕКС с ЕВРЕЕМ Алина Фаркаш

Мне кажется, что я сейчас вступаю на очень хрупкую почву – собираюсь открыть тайну, которую знает или ощущает большинство моих еврейских друзей, но о которой очень редко говорят вслух. Дело в том, что еврейские мальчики не особенно любят еврейских девочек. В самом грубом физиологическом смысле. И это абсолютно взаимно. Я слышала миллион историй от своих нееврейских подруг о том, что «евреи –это мой рок, я всегда влюбляюсь только в евреев, есть в них что-то такое особенное!» И встречала много обратных историй, когда еврейский парень или девушка, вроде бы, изо всех сил старающиеся найти «правильную» еврейскую невесту или жениха, раз за разом влюбляются в кого угодно, кроме евреев.

Или противоположный формально, но очень близкий по смыслу вариант: первый муж или жена у человека – еврейские, чтобы порадовать родителей, а после развода –подряд пять нееврейских жен. Удивительная ситуация, особенно, если вспомнить, что именно еврейские семьи традиционно считаются очень крепкими и дружными, построенными на взаимном уважении, партнерстве и поддержке. Кстати, про партнерство и поддержку – это абсолютная правда в большинстве случаев. И про секс – увы, тоже. Один мой приятель, красивый тридцатилетний холостяк, умница, блондин и бизнесмен, объясняет: «Секс с еврейкой – это всегда немножко инцест. Она совсем такая же, как и я. Я не могу проявить с ней свое животное начало, необходимое для хорошего секса.

И она со мной – тоже не может». Эта близость, эта похожесть, это отсутствие разности, эти нежные еврейские дети, продукт близкородственных браков из европейских местечек –они осточертели друг другу еще до рождения, еще сто лет назад, когда их общий дедушка сватался к их общей бабушке. У нас всех похожее воспитание и похожие родственники, которые раз за разом рассказывали нам про «хорошего еврейского мальчика». И мы росли вместе с этими мальчиками, дружили с ними и даже догадывались, что не настолько они хорошие, как казалось нашим бабушкам. И уж точно не настолько, как кажется нашим нееврейским подругам. Впрочем, они тоже не отстают: кто там говорил, что еврейская женщина проезжает по мужчине, как танк?

Многим, конечно, нравится: изменения нередко происходят в самую положительную для героя сторону. Но факт отрицать нельзя. Мы всё про них, наших мальчиков, знаем, а они всё знают про нас, в том числе и про наш танк в кустах. Моя подруга-нееврейка, вышедшая замуж за израильтянина, звонит мне и рассказывает восторженное: «Представляешь, я сейчас не работаю, только учусь в ульпане и всё! Но когда муж приходит с работы, я могу ему сказать, что не успела приготовить ужин, а он мне отвечает, что ничего страшного, закажем пиццу!» И я какое-то время даже затрудняюсь с ответом, потому что мне не совсем понятно, в чем соль и восторг этой истории. И почему муж сам не приготовил еду, если жена сегодня устала и не в настроении? Потом до меня доходит, что подруга считает ежедневное приготовление ужинов своей священной обязанностью. И от этого считывает поведение своего мужа, заказывающего пиццу вместо того, чтобы требовать от жены ужина, как невероятно благородное. После чего я начинаю немножко понимать тех еврейских мужчин, которые женятся на нееврейских женщинах. Примерно то же происходит и с нееврейскими мужчинами. Они часто немножко восторженнее наших. Они всегда чуточку с придыханием относятся к еврейской девушке. В их головах бродят фантазии о том, чему нас учили в семье. Чему-то наверняка особенному, еврейскому. Скромному и семейному. Мне даже кажется, что у них зачастую есть глубинная и стойкая тоска по тому самому танку, который пройдется по тебе и полностью изменит будущее.

Еще меня часто спрашивали: «Наверняка у тебя с папой очень близкие отношения? Еврейские отцы всегда обожают своих дочек!» …Ну, отчасти да. У нас и правда особенные отношения. Например, когда я в 12-летнем возрасте прочла одну странную статью в каком-то подростковом журнале, то именно к папе пришла с вопросом: а может ли человек заняться сексом с курицей? И папа, ничуть не удивившись, подробно мне ответил. С чертежами и картинками, а потом так увлекся, что заодно нарисовал, почему это возможно с курицей, но невозможно, например, с кошкой.

Папа у меня биохимик и обладатель энциклопедических знаний в самых неожиданных сферах. И да, я выросла в том доме, где дочка вполне может задать папе такой вопрос. И насколько подобное легко представить себе еврейскому мальчику, настолько этим бывали поражены нееврейские. Собственно, и с еврейскими друзьями я могла обсуждать всё то же самое – и не было в наших разговорах ничего, кроме игры ума и чистой радости от заковыристой дискуссии. Ни разу мне не пришло в голову целоваться с другом детства, каким бы красавчиком он ни был. Для этого всегда существовали другие мальчики – чужие, незнакомые.

Впрочем, и я сама никогда не была объектом мечтаний еврейских мальчиков. Зато мне с ними было комфортно до неприличия и настолько же неэротично. В моей жизни был один-единственный еврейский мужчина, который был сразу не похож на всех остальных –он и стал моим мужем. Я не знаю, что этому способствовало – четвертинка русской крови или причудливые особенности его генома. Мы не так давно делали генетические тесты. У меня – стандартный старинный ашкеназский набор, тот самый близкородственный, с которым всех в Израиле автоматом отправляют по врачам перед беременностью.

А у моего зеленоглазого белокожего мужа – какой-то редкий генотип, восходящий то ли в сторону бухарских евреев, то ли куда-то к Индии. То есть его предки пришли из далекой и неведомой моим предкам стороны. Он так похож на меня внешне и настолько другой изнутри. Самое смешное, что всё это – специфические галутные проблемы. Стоит тебе пересечь израильскую границу, как у тебя голова начинает идти кругом от количества секса, разлитого в местном воздухе. От того, как искрятся девушки и какими глазами их провожают мужчины. И главное: всем становится плевать на чужие генетические наборы. Мне в этом видятся две причины: во-первых, мы перестали делиться на своих и чужих. Я готовила много статей с хорошими сексологами, и все они сходились в одном – для эротики нужна некоторая отстраненность.

Читать еще:  Времена года. Учим месяцы. Что такое год

Слишком, чересчур близкого человека наш организм воспринимает как кровного родственника – со всеми вытекающими, включающими запрет на секс с ним. Но в галуте многие ощущают необходимость держаться вместе, поближе друг к другу, быть одной семьей, где все рядом и все друг про друга всё знают. Это тоже не добавляет огня в отношения.

Зато в Израиле все одновременно свои и при этом – чужие и разные. К тому же тут намешано столько кровей и столько фенотипов, бледные ашкеназские гены разбавлены таким взрывным коктейлем чего угодно, что твой организм забывает о той самой близкородственности, которая дамокловым мечом висит над европейскими евреями.

И радуется, ликует, хочет еще троих мальчиков и двух девочек, танцевать, петь, любить всех и свистеть на улице вслед проходящим мужчинам – беленьким, рыжим, черноволосым, лысым и серо-буро-малиновым, таким, каких не бывает нигде, кроме Израиля.

Совсем как женщина: Алина Фаркаш о феминистках и женском счастье

Алина Фаркаш: Меня всегда ужасно смешит среднее представление общества о феминистках как о женщинах несчастных , нелюбимых и «мстящих» мужчинам за отсутствие внимания. В отличие от любимых патриархальных женушек. По моим наблюдениям , в реальной жизни все происходит наоборот.

Все эти « я женщина , я не хочу ничего решать , я хочу на ручки и платье» или « мужчина должен быть мужественным , а женщина — женственной», радетельницы « сильного мужского плеча» и «разделения обязанностей» — это те женщины , которые смертельно устали тянуть на себе все.

Из тех , которые « я и баба , я и бык». Те , что зарабатывают , готовят , тянут детей , решают проблемы , чинят краны , тащат за собой слабого , ленивого мужчину , помогают родителям , окружающим , устраивают мужа на работу , собирают его носки и мечтают , мечтают-мечтают о сильном мужчине , который придет — и сам все решит! И носки уберет на место. Сам! И денег заработает. И на ручки возьмет , погладит по голове и скажет: «Маленькая моя , я знаю , как тебе было тяжело все эти годы , но все плохое закончилось. Теперь будет только хорошее. Ты отдохни , я сам все решу , я сам все сделаю. А ты сиди дома , расчесывай волосы , пеки пироги , жди меня с работы и будь для меня красивой и счастливой».

И это , конечно , вполне себе неплохая , приятная мечта , не хуже других. На этой женской мечте и поднялись многие тренинги развития женственности и школы обучения ведических жен. На простом желании отдохнуть , выдохнуть и «на ручки». На фантазии о том , что если она будет вести себя правильно , станет достаточно женственной , то ее муж внезапно станет мужественным , активным и обязательным. На том , что хорошее отношение к себе — надо заслужить.

И этим же она , эта мечта , и страшна. Тем , что тебя берут на ручки и жалеют не потому что ты человек и достойна понимания , сострадания , помощи просто по факту рождения. Просто из-за того , что сама идея семейных или близких отношений предполагает , что близкие будут о нас заботиться , а мы о них. А берут тебя на руки , потому что ты была правильной , хорошей , женственной и достаточно ( но не раздражающе!) слабой девочкой. И , конечно , послушной и привлекательной. Не спорила , не требовала уважения. То есть проявила себя достаточно достойной того , чтобы тебя пожалеть.

Женщины , которые всю жизнь видели только беспомощного опекаемого папу , очень любят цитировать анекдот про то , какой надо быть умной , чтобы показать , что ты дура. Или рассуждать об особом мужском мировосприятии , особенно тонкой душевной организации; я читала , что огромный процент женщин в России не рассказывает мужьям , например , о раке груди или матки ( и не лечит его), потому что считает , что мужчину это ужаснет и оттолкнет! Я лично знаю одну образованную успешную женщину , которая уже много лет после операции по удалению яичников ( которую она представила мужу как « несложную миому») изображает перед ним месячные: покупает подкладки , отказывается заниматься сексом « в эти дни», — все для того , чтобы он думал , что она « полноценная женщина» и никаким таким раком не болела. Ведь мужчины — они такие чувствительные! Узнает о таком — и все.

Самое для меня забавное , что обычно традиционные женщины под соусом уважения к мужчине ( чего стоит гордо написанное с большой буквы — «мой Муж»!) — совершенно его не уважают. «Традиционно мужскими» качествами называются: брезгливость по отношению к больным и детям , неадекватная ревность , истеричность и отсутствие выдержки ( я ему возразила , а он так обиделся , так обиделся , что ушел в ночь , гнал по трассе , разбил машину , подрался с полицейским — мужчины , что с них взять!), неумение вести переговоры и заботиться о своем и чужом здоровье , инфантильность и беспомощность в бытовых вопросах. Я даже недавно слышала мнение , высказанное « традиционной» женщиной , что настоящие мужчины не ходят к психологам , она бы с таким слюнтяем даже чай пить не стала бы , настоящие мужчины уходят в запой.

Феминисткой же оказывается как раз любимая и балованная жена

Женщины традиционных взглядов ужасно боятся любых феминистских идей , им кажется , что они отнимают у них вот эту последнюю призрачную надежду на то , что в их жизни когда-нибудь будет « я все решу» и «на ручки», забирает последнюю надежду на помощь в тот момент , когда им и так очень тяжело , а феминистки искренне полагают , что феминизм — это как раз про то , чтобы в принципе не доводить женщин до того , чтобы на них сваливалось так много. Чтобы алименты , например , были такими , на какие действительно можно спокойно растить ребенка. Чтобы муж не «помогал» по дому , а просто делал необходимое без просьб и напоминаний , потому что это и его дом тоже.

Феминистка искренне уверена , что она ценна и прекрасна сама по себе. Я не знаю , почему некоторые женщины себя так ощущают , а некоторые — нет. Это не зависит ни от внешности , ни от жизненных достижений. Однако , довольно часто зависит от хороших правильных мужчин в окружении этой женщины: некоторые из них , вроде папы , могли достаться ей от рождения или благодаря счастливой удаче. Других она уже выбирала сама. А иногда — просто везло. Важно то , что в окружении женщины ( случайном или самостоятельно созданном) считается нормой , а что — отклонением. Если девушка живет в той среде , где мужчина , который зарабатывает деньги , занимается ребенком , готовит ужин , ухаживает за любимой во время болезни и не считает всех женщин меркантильными проститутками — это не чудо , доставшееся тебе за какие-то отдельные невероятные заслуги , а просто нормальный такой обычный мужчина , то эта женщина становится феминисткой.

Феминистки обычно предполагают , что мужчина может все то же , что и любой другой человек. Взрослый , адекватный , умный и сильный человек. И машину в сервис отвезти , и косички заплести. Совсем как женщина.

Источники:

http://rustorm.ru/pregnancy-goodness/alina-farkash-zhirnaya-blizost-evreiskoi-zhenshchiny-alina/
http://newsland.com/community/6224/content/seks-s-evreem-alina-farkash/6606369
http://soznatelno.ru/sovsem-kak-zhenshhina-alina-farkash-o-feministkah-i-zhenskom-schaste/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector