1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Домашнее (семейное) насилие. Домашнее насилие

Домашнее насилие: типы и этапы домашнего насилия

Насилие в семье — это не только физическое насилие над членами семьи, но также психологическое и сексуальное насилие. Жертвами насилия в семье являются прежде всего женщины. Каков механизм насилия в семье и куда жертвы могут обратиться за помощью?

Насилие в семье происходит, когда муж, жена или другой член семьи причиняет физический или психологический вред людям, живущим с ним под одной крышей. Семейный тиран, используя свое преимущество перед жертвой, пытается доминировать над ней, запугивать ее и унижать. Если человек, испытывающий домашнее насилие, не реагирует вовремя и не освобождается от тирании партнера, ему будет все труднее разорвать порочный круг насилия. Месяцы, а иногда и годы унижения изменяют восприятие себя как жертвы. В то время единственным решением является обращение в учреждения, которые накажут виновного в насилии.

Домашнее насилие: когда это происходит?

Вы можете говорить о бытовом насилии, когда оно отвечает следующим особенностям:

· оно преднамеренно, а это означает, что действия преступника являются сознательными и преднамеренными;

· это своего рода отношение, в котором одна из сторон подчинена другой — преступник использует свое физическое, психологическое, финансовое или социальное преимущество, чтобы доминировать над жертвой;

· это отношения, в которых исполнитель, совершающий действия, нарушают права жертвы;

· причиняет физический и моральный ущерб и причиняет страдания человеку, который переживает насилие.

Формы насилия в семье и их примеры

Существуют четыре основные формы насилия в семье:

1. Физическое насилие – преступник нарушает физическую неприкосновенность другого человека. Он бьет ее, душит, толкает, таскает за волосы и т. д.

2. Психологическое насилие — преступник принижает достоинство жертвы. Это наиболее распространенная форма насилия в семье и определяет самый широкий диапазон поведения — от повседневной критики и унижения до жестоких злоупотреблений, угроз, запугивания, шантажа, преследований, слежения, запрета (например, выхода из дома, общения с семьей, друзьями).

3. Сексуальное насилие — преступник нарушает сексуальную сферу жертвы, то есть силой или угрозами, принуждает ее к сексуальным действиям. Сексуальное насилие также включает громкое комментирование внешнего облика другого человека, насмешку над ним, оценку сексуальной активности и т. д.

4. Экономическое насилие — преступник нарушает собственность жертвы или пренебрегает ею. Этот тип насилия включает в себя такое поведение, как грабеж, умышленное уничтожение чужого имущества, получение денег, документов, заставляя вас погашать долги, продавать совместное имущество без предварительного соглашения и т. д.

Самый простой способ доказать в суде — физическое насилие в семье, самое сложное — психологическое. Последнее также гораздо меньше сообщается правоохранительным органам, поскольку часто жертвы вообще не знают, что кто-то причиняет им психологическое вред. Угрозы, оскорбления или преследования со стороны любимого человека рассматриваются как элемент повседневной жизни, отсюда и отсутствие решительной реакции.

Этапы насилия в семье

Жертвы насилия в семье не могут годами признавать свои страдания и тем самым защищать агрессора от уголовной ответственности. Их пассивность частично объясняется тем фактом, что преступник является самым близким человеком, чаще всего мужем или партнером, и им стыдно за реакцию окружающих, чтобы обвинить его в насилии. Все время они также надеются на внутреннюю трансформацию партнера, потому что агрессия с его стороны не является непрерывной и чередуется с периодами мира и даже счастья. Эти изменения иллюстрируют последующие этапы домашнего насилия:

1. Фаза нарастания напряжения — партнер становится раздражительным, все больше и больше он раздражается, часто оскорбляет партнера и начинает драку. Жертва пытается его успокоить и оправдать свое поведение любой ценой.

2. Фаза острого насилия — преступник дает волю своему напряжению и сходит с ума, разрушает бытовую технику, совершает физическое насилие, угрожает жертве, запугивает её. Все, что требуется, — это малейший повод, чтобы вывести его из равновесия и спровоцировать, например, поздний ужин, плохая оценка, полученная ребенком в школе. Потерпевший сразу же после того, как насилие шокировало его, чувствует страх, но через некоторое время пытается рационализировать поведение партнера, ищет причины вспышек агрессии.

3. Фаза медового месяца — преступник понимает, что он пересек границы, он чувствует угрызения совести. Он хочет исправить свои ошибки и меняется до неузнаваемости — он добрый, ласковый, прощающий, покупает подарки, уверяет ее в своих чувствах и обещаниях, что он больше никогда не поднимет руку. Партнерша верит в его трансформацию, она снова счастлива и влюблена.

Цикл повторяется снова — после периода спокойствия, напряжение в партнере снова увеличивается, что приводит к дальнейшему физическому насилию. Однако надежда, предлагаемая на этапе медового месяца, останавливает жертву сообщать о насилии в правоохранительные органы.

Читать еще:  Заговоры и молитвы от всех болезней. Заговор на воду от болезней

Если вам понравилась статья — не забывайте поставить «лайк» и подписаться на канал.

Домашнее насилие

Вынужденная любовь

На днях у средней было день рождения. 4 года. Так как был будний день, то решили ограничиться аниматором в детский сад. А вечером просто попить чай с тортиком.
Но вдруг свое желание поздравить внучку изъявила бабушка. Бабушка нас визитами не балует, появляется 1 раз месяц, иногда реже. Ну чтож, милости просим.
Но случилось непредвиденное, именинница наотрез отказалась играть с бабушкой, даже не заходила в детскую, где старшая дочь во что-то с ней играла.
Характер у нее (средней дочери) не подарок, это маленький барашек если упрется, то сдвинуть его крайне трудно.
Так и в этот день случилось. У нас позиция простая — мы не заставляем, не хочешь — не играй. В общем, она сидела с нами и просто рисовала, пока бабушка в соседней комнате обижалась страшной обидой. Тут еще добавлю, что были манипуляции: я же бабушка твоя родная, мы же родственники, и я же тебе подарки принесла, что было мной пресечено, ибо я против, когда играют на чувстве вины.
Время позднее и бабушке пора домой. Мы вышли в коридор всей толпой ее проводить.
Барашек, соответственно, никуда не пошел. И на уговоры прийти и попрощаться просто вышла в дверной проем и все попытки более тесного контакта отвергла.
Бабушка наша разозлилась окончательно и ушла громко хлопнув дверью. Надо отдать должное мужу, который сохранил потрясающее спокойствие и увел упрямицу умываться. На том день рождения и закончился.
Но не история с упрямым ребенком и любящей бабушкой.
На следующий вечер мы остались со средней дрчерью дома вдвоем. И я, пользуясь спокойной обстановкой решила узнать, что все таки произошло.
И ребенок мне поведал, что с бабушкой ей играть не нравится, потому что она ее трогает и и целует. Ну целует и целует, воеде что в этом такого. Я им частенько рассказываю, что они не должны через силу обниматься и целовать кого бы-то ни было. Даже мы с мужем спрашиваем: можно я обниму или иди я тебя поцелую. И не устраиваем сцен если получаем отказ. Я считаю это нормальным.
Но не об этом речь. Я решила уточнить у старшей дочери, ей 6 лет, на сколько правдивы слова сестры.
И тут выясняется, что ей тоже не нравиться играть с бабушкой, потому что та ее тоже целует. В губы. Но, говорю, ты же играешь, не уходишь. А потому что она больше не принесет подарков. Шантаж? И вообще, мама, не могла бы ты с нами там сидеть, когда бабушка приходит?
Что там могло произойти. Баушку спрашивать бесполезно, у нее альтернативная реальность. И в ней происходит только то, что бабушке выгодно. С детей я больше я ничего не смогла выпытать.
Решила спросить совета у подруги, а ту как прорвало: у нее был дедушка, и дедушка этот обитал в комнате с креслом и телевизором, и редко выходил, но его надо было целовать при встрече, и вот этот дедушка брал ее голову в свои руки и целовал ее, не как дедушка. А разжимал ей языком губы и зубы. И это продолжалось до 8го класса. А рассказать она боялась, потому что ей могли не поверить.
И она ненавидела его за это и ненавидела мать, за то что та не могла защитить ее. И только в 8м классе она набралась мужества все рассказать матери. Столько лет пыток.
И я вспомнила похожую истори из своего детства. Мне было 11. Я гостила в деревне у своего сводного дяди. У его жены было день рождения. Были гости, шашлык и самогон. И где-то под ногами путались мы-дети.
И был там Игорь Белянов, какой-то родственник именинницы, был с женой и ребенком лет трех. Жена и ребенок ввиду позднего времени ушли спать, а он остался с мужиками допивать недопитое.
И я его встретила, когда пошла в туалет (на улице были удобства. Деревня ж). Не знаю как он оказался на улице тоже. Просто вышел или план у него был такой. Короче мы встретились. И он со мной заговорил. Я не чувствовала опасности. Я была в доме дяди и здесь не могло ничего произойти. Но произошло.
Мы седели на телеге около сарая. Было темно. Я видела окна кухни, где за столом сидел мой дядя и его жена и ее взрослый сын с женой и еще кто-то. Уютная такая картина. И тут он меня начал целовать. Совсем не подружески. От него пахло плохо. Он мял мою грудь и трогал между ног. Меня словно парализовало. Я не могла пошевелиться, не могла закричать. Потом я все таки начала его отталкивать, но он был гораздо сильнее. И я все так же видела в окне своих родственников, так близко и так далеко.
Я не помню что было дальше, как он остановился и как я вошла в дом. Но я никому об этом не говорила. Кто мне поверит.
Так вот это я все к чему: если бы хоть раз мои родители мне сказали, что никто не может меня трогать (не только в сексуальном плане) без моего согласия, что я могу прервать любое прикосновение, если мне неприятно, если бы они дали мне понять, что я могу им все рассказать и они меня защитят, что они мне поверят, если они мне дали понимание того что допустимо, а что нет, мне было бы проще и в том случае и в других, которые были в моей жизни.
И вот у меня сейчас дилемма. Как уберечь девченок от бескомпромисной бабушкиной любви, как объяснить бабушке, что недопустимо целовать и тискать против воли ребенка? И как сохранить приемлемые отношения с ней?

Читать еще:  Кому подходит камень хризолит – свойства. Камень хризолит

Семейная иерархия глазами собаки

Мы стандартная советская семья, но уже в 90-х: батя — слесарь, мама — продавец, сестра-подросток лет 14, я — малолетний пиздюк 12 лет, собака Лайма — восточноевропейская овчарка, чёрный кот Бесик.

Сидели как то все вместе обычным семейным вечером, Лайма вместе с нами, котяра дрых где-то. Не помню почему, но я начал свою сестру в шутку бить рукой, тут собака подскакивает с видом — Че за фигня?! и начинает в шутку пастью хватать меня за руку и рычать. Все — вот молодец, защитница! Сестра предлагает:

— а давай я тебя теперь в шутку бить буду?

И начинает меня якобы бить, Лайма подбегает и опять кусает меня за руку и рычит, все смеются, а я охреневаю — где справедливость?!

Тут батя говорит, мол давай тоже понарошку маму якобы буду бить. Начинает замахиваться, мама делает вид что ей больно. Собака просто охеревает от происходящего, смотрит осоловевшим взглядом и не знает что делать. Так как папа — это ее бог и кумир, если бы Лайма была человеком, то построила церковь, нарисовала иконы и молилась бы ему до самой смерти за то, что он есть и такой охуенный мужик. Мама же это человек, который ее кормит, и Лайма прекрасно понимает, что когда мамы нет дома, в желудке как правило тоже ничего нет.

Но тут ее посетила гениальная идея — поворачивается ко мне и опять начинает хватать пастью меня за руку и рычать!

Очередь на побои: домашнее насилие не поддается подсчету

Почти 735 тыс. человек подписали петицию с требованием принять закон о профилактике домашнего насилия. Общественники приводят пугающую статистику: около 16 млн россиянок ежегодно подвергаются насилию. Критики поправок в семейное законодательство настаивают, что эта цифра завышена, причем чуть ли не в тысячи раз. В статистике о семейном насилии разбирались «Известия».

На момент написания материала петицию подписали почти 735 тыс. человек. «Сейчас по нашим законам жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат», — один из пунктов, на который обращают внимание активисты.

Когда петиция появилась на портале Change.org, блогеры запустили в Instagram флешмоб #янехотелаумирать. Эту надпись участницы флешмоба (среди которых несколько блогеров-миллионников, в том числе организатор акции Александра Митрошина) нанесли на лица и тела, а вместе с ней грим, имитирующий следы побоев. В Instagram почти за месяц было опубликовано свыше 13,7 тыс. постов с этим хештегом.

Внушительные цифры и у показателей по домашнему насилию, борьбе с которым и посвящена акция, — только на этот раз эта внушительность выглядит трагически. В достоверности статистики сомневаются противники внесения поправок в законодательство.

Подсчет искажения

«Хватит врать о массовом «насилии» в семье» — плакат с таким лозунгом затесался на пикете против ювенальной юстиции, который прошел на прошлой неделе в Перми. Помимо борьбы с вмешательством соцслужб в дела семьи в центре внимания активистов общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) оказался и обсуждаемый много лет проект закона о семейно-бытовом насилии.

«В России обретается порядка 16 млн избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!» — возмущаются в РВС, сомневаясь в количестве. Как минимум потому, что эта цифра содержится в докладе восьмилетней давности.

«В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза», — ссылаются на ответ Росстата агентству «Красная весна» в организации.

Читать еще:  Муж эгоист как жить. Муж эгоист

Члена Совфеда Ольгу Тимофееву, в свою очередь, возмутила цифра о том, что каждый год в России в результате насильственных действий умирают 14 тыс. женщин. Согласно ее запросу в МВД (опубликован агентством Regnum), в 2018 году было зафиксировано 3260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений.

Четыре года назад число женщин, пострадавших от насилия в семье, оценивалось в 36,4 тыс. человек — такие данные приводил Росстат. В 2016 году называлась цифра 49 тыс. человек. Еще год спустя — после принятия «закона о шлепках» — 25,6 тыс. человек.

Сложная формула

В России, по данным на 2019 год, порядка 77,1 млн женщин. При расчете в 16 млн пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая. Этот показатель высчитан на основе данных отчета «Репродуктивное здоровье населения России 2011», подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения, а также отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

Юрист, специализирующийся на защите жертв домашнего насилия, один из организаторов акции Алена Попова объясняет, откуда взялась эта цифра. Во-первых, 16 млн — это пострадавшие и от эмоционального давления, и от физического насилия. В отчете говорилось, что от вербального насилия пострадали 18% женщин, от физического — 6%, от сексуального — 1% (в общей сложности 25%). Из расчета, что в 2016 году женщин от 16 и старше насчитывалось 65,8 млн, получается, что насилию за год подвергается 16,45 млн женщин, объясняет собеседница «Известий».

— Это включает в себя все виды домашнего насилия — жертвы круга близких лиц, разных возрастов, — пояснила «Известиям» Алена Попова.

Статистика по делам о семейном насилии строится на основе статьи «О побоях», но под домашнее насилие попадают и статьи об убийстве и о доведении до самоубийства — при таких случаях вообще сложно доказать вину домашнего тирана, подчеркивает правозащитница. Без прописанного в законодательстве понятия о домашнем насилии невозможно четко понимать, что в него включать.

По данным общероссийского исследования Совета женщин МГУ 2002 года «Насилие над женами в российских семьях», половина опрошенных (всего их было 2134 человека) заявила, что подвергалась физическому насилию со стороны супруга. Речь шла не об избиениях, а о причинении сильной боли иными способами — например, мужья выкручивали руки или толкали. Из этой половины 26% не единожды подвергались насилию. 3% респонденток заявили, что оно повторяется минимум раз в месяц.

Доктор социологических наук Александра Лысова в научной статье 2008 года отмечала, что большая часть женщин, заявивших о насилии, — 42,9% в возрасте 30–55 лет и 43,4% в группе 56–96 лет. А молодые девушки (от 18 до 29 лет) — 13,7% — сообщили как минимум об одном инциденте избиения.

Еще одна страшная цифра, которая ушла в народ, — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Она впервые приводилась в докладе организации Amnesty International. Из расчета на год при такой формуле получается, что в год от рук мучителей гибнут 13,1 тыс. женщин.

Официальной статистики по смертности от домашнего насилия нет, поскольку это понятие не определено. За 11 месяцев прошлого года, по статистике Генпрокуратуры, в целом убийств и покушений насчитывалось 7,91 тыс., случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — 21,6 тыс.

Пора исследовать

«Мы убедились в том, что реального положения дел и аналитики у нас нет, поэтому мы мечемся от одной цифры к другой. Общественная организация дает одну статистику, у правоохранительных органов вообще ее нет. Давайте со всем этим разберемся и вместе сделаем хорошее дело по защите женщин от семейного насилия», — заявила спикер Совфеда Валентина Матвиенко в ходе представления доклада уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой 23 июля.

Омбудсмен еще два года назад предложила создать горячую линию для сбора статистики. «Мы практически не владеем статистикой», — утверждала она. О том, что властям нужна помощь со сбором данных, Москалькова говорила и в июле этого года на форуме «Территория смыслов». По ее словам, собирать сведения о домашнем насилии могли бы волонтеры.

В докладе за 2018 год она приводила результаты исследования ВЦИОМа, согласно которым 49% опрошенных женщин видят угрозу стать жертвой насилия в семье.

«Приходится констатировать, что действующее законодательство не в полной мере способно защитить женщину от семейного насилия. На протяжении 20 лет в обществе так и не был найден консенсус о целесообразности принятия закона о противодействии насилию в семье. В ежегодном отчете Всемирного банка Women, Business and the Law 2018, опубликованном 23 апреля, Россия попала в список стран с несовершенным законодательством по защите женщин от насилия наравне с рядом других государств», — говорится в докладе омбудсмена.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5b28df6557fa6100a81fad2e/5b39373e0e929200a9ec6dfa
http://pikabu.ru/tag/%D0%94%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B5%20%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B5/hot
http://iz.ru/910355/ekaterina-korinenko/ochered-na-poboi-domashnee-nasilie-ne-poddaetsia-podschetu

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×