3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Jean Couturier (Жан Кутюрье). Жан-Мари Перье: кутюрье французской фотографии

Жан-Мари Перье.
Фото от кутюр

Модельер заботится о каждом шве, о подборе и расположении аксессуаров, сочетании цветов для воплощения своей идеи. Кутюрье фотографии тоже думает о сочетании цветов, но его инструменты — свет, тень и пространство. Речь сегодня пойдет о Жан-Мари Перье — кутюрье французской фотографии.

Фотография неразрывно связана с миром моды. Ведь человек не может посетить все показы, услышать лично мнения всех критиков и дизайнеров. Для этого существует глянец. Все популярные фешн-фотографы, будь то сам Ричард Аведон или Денис Пил, пришли к известности через публикации в журналах.

Зачастую важно не только показать новую выпущенную коллекцию или конкретный туалет, но и найти свой подход для поддержания интереса читателя. Жан-Мари Перье серьезно подходил к своему делу и удостоился звания не просто фотографа, а кутюрье фотографии.

«Это не реальность, это своеобразная ложь! Это шоу!», — говорит Жан-Мари о своих работах. В них нет «живой жизни», поскольку они — постановка для яркого и обворожительного мира глянца. Ведь одежду от кутюр, как и эти фотографии, тоже нельзя назвать повседневной. На его фото дизайнеру Такада Кензо и девушке в неестественной, театральной позе в платье от Лакруа аплодируют зрители. Это начало представления.

Постановки сменяют друг друга. Французский модельер Тьери Мюглер в кожаной черной куртке и брутальной позе стоит на фоне тяжелой темной конструкции моста в Нью-Йорке. Пространство на портрете разделено на две контрастные части. Рядом с ним в мехах и в золотом длинном платье на фоне невесомого светлого города расположилась модель и актриса Джерри Холл. Образ модели словно апеллирует к коллекциям самого Мюглера, в которых модельер постоянно подчеркивает изгибы талии и бедер.

А вот уже британский дизайнер Вивьен Вествуд с величественным и отрешенным взглядом сидит перед зрителем в огромном платье в стиле девятнадцатого столетия. Посреди роскошно меблированного зала, будто возникшего из той же эпохи, рядом с ней притаился сатир. Только такой мифический персонаж может так близко находиться с бунтаркой Вествуд и так пристально смотреть на зрителя.

Также интересен портрет итальянского модельера и предпринимателя Джорджо Армани. Кадр сделан на достаточно длинной выдержке, чтобы показать динамику, кипящую вокруг жизнь. Джорджо сидит на чемоданах посреди аэропорта на фоне огромной светящейся вывески его бренда и движущегося самолета. Кажется, будто этот активный и деятельный человек на минуту присел отдохнуть и сейчас же отправиться в путь, как велит ему единственно неподвижная на фотографии вывеска его империи.

Однако нельзя сказать, что у Перье совсем нет живых снимков. Все же ему удалось запечатлеть целую эпоху с ее музыкантами, актерами и модельерами. Среди его работ огромное количество портретов всемирно известных The Rolling Stones и The Beatles. Все они приходятся на шестидесятые, когда самому Перье и музыкантам было около двадцати. Тогда между Жаном-Мари и молодыми людьми не стояли менеджеры и креативные директора. Они могли созвониться и встретиться.

Линия кадров с The Rolling Stones выстроена так, будто фотограф провел целый день с группой, хотя они были сделаны в разное время. Вот Мик Джаггер в ярком солнечном свете поднимается по трапу в самолет, следом несколько фотографий в городском пространстве. Затем группа оказывается в поезде и снова в самолете: молодые люди общаются между собой, играют в карты. Наступает вечер: его заполняют снимки с музыкального турне. Последним в коллекции оказывается фото с Китом Ричардсом, одиноко сидящим в зале с гитарой после концерта.

В работе с музыкантами и актерами виден другой подход Перье. Они выглядят случайными и кинематографическими, сделанными в процессе работы. Это как пропуск за кулисы с умелым использованием пространства вокруг. Например, красная дверь на групповом портрете The Beatles не была значимой деталью по замыслу фотографа. «Мне просто было нужно, чтобы они встали возле чего-нибудь», — объясняет Жан-Мари. Только после печати и дальнейшего распространения фотографии эта дверь сама по себе стала символом.

Читать еще:  Пожелания молодожёнам на свадьбу своими словами. Свадебные поздравления

«Время — это судья, который показывает ценность искусства», — говорит Перье, рассуждая о тысячах однодневных снимков и настоящей глянцевой фотографии. Именно поэтому один снимок с красной дверью станет произведением искусства, а другой пропадает в глубинах интернета. Именно поэтому одежду из Bershka будут носить максимум год, а маленькое черное платье от Chanel еще долго будет висеть в гардеробе каждой женщины.

Как правильно снимать и жить.
Секреты от Жан-Мари Перье

Жан-Мари Перье — кутюрье французской фотографии. В его объектив попали именитые модельеры XX века, которые вошли в серию снимков «Мир дизайнеров моды», звезды мирового кинематографа Катрин Денев, Ален Делон, Жан-Поль Бельмондо, Бенисио Дель Торо, Софи Лорен, Моника Беллуччи, Натали Портман и, конечно же, легендарные музыкальные группы The Beatles и The Rolling Stones. Жан-Мари Перье работал для самых известных журналов и брендов. Каждая его фотография продумана им до мелочей и с необычайной точностью передает атмосферу эпохи.

Более 40 работ Перье открыли новый художественный сезон в Центре фотографии имени братьев Люмьер. В экспозицию вошли работы разных периодов творческого пути мастера. Вход на выставку для участников Russian Photo Club — свободный.

— У вас знаменитая творческая семья: мама — актриса Жаклин Порель, отец — популярный актер Франсуа Перье. Повлияли ли ваши родители на выбор профессии?

— Конечно, я вырос в актерской среде и находился в ней каждый день, но долго не понимал, кем хочу стать, думал, может, музыкантом. А стал вот фотографом.

— Как же так сложилось?

— В 1956 году мой папа взял меня на съемки фильма в Рим. Мне было 16. На тот момент я не знал, чем заниматься в жизни, и папа обратился ко всем со словами: «Что мне делать с этим парнем?» Кто-то из журналистов ответил ему: «Если не знаешь, что делать с сыном, отправь его в журнал Paris match». (В 50-е годы он был очень популярным.) Именно там я встретил Филипаччи, и это была самая большая удача в моей жизни, потому что этот парень был умным и сумасшедшим. У него был свой журнал Jazz, у него была своя радиостанция, где звучала джазовая музыка. Даниэль Филипаччи поговорил со мной каких-то три минуты и потом сказал: «Все, ты мой ассистент», дал мне фотоаппарат, и я начал работать.

— Вы фотографировали многих выдающихся людей ХХ века. С кем было сложнее всего работать?

— Первое, что вы должны понять: в то время, в 1962-м, мне было 22, и всем тем, кого я фотографировал, было максимум по 17–20 лет. Это было легко. Сегодня все очень серьезно и люди вокруг все усложняют, а в то время я мог связаться с Полом Маккартни или Миком Джаггером и спросить: «Что ты делаешь на следующей неделе? Может, мы сходим куда-нибудь?» А когда я познакомился с The Beatles или The Rolling Stones, они только начинали и не были группами с мировым значением. Это были ребята, которые делали хорошую музыку, вот и все. У меня ни с кем не возникало проблем.

Жан-Мари Перье. Роллинг Стоунз. Лос-Анджелес, декабрь 1965. Jean-Marie Périer. The Rolling Stones. Los Angeles, December 1965

— Был ли у вас когда-нибудь творческий кризис?

— Никогда не было, потому что каждые десять лет я менял свою жизнь. Каждые десять лет я менял работу, страну и иногда даже жену. У меня не было кризиса, потому что я подхожу к своему делу несерьезно. Карьера, или богатство, или стремление быть лучше всех никогда не стояли у меня на первом месте. Я зарабатывал много и тратил много. Иногда я был на высоте, иногда я падал. Я не стремлюсь быть великим фотографом. У меня вообще разная работа: я фотограф, режиссер, рекламщик, пишу книги, и смена деятельности мне помогает. Если ты всю жизнь занимаешься одним и тем же, от рождения до смерти, это сложно и скучно. Каждый должен иногда кардинально менять свою жизнь, и это великолепно, потому что мы живем только раз, у нас нет нескольких жизней. Все заканчивается.

Читать еще:  Статусы про предательство подруги из за парня

— Как вы относитесь к случайным кадрам? Или все должно быть продумано до мелочей? В чем секрет вашего удачного кадра?

— Все детали кадра продуманы. Все фотографии неслучайны. Любая вроде бы случайность — постановка. К примеру, Мик Джаггер на улице: он прошел, и я попросил его остановиться, а потом сделать так еще и еще раз. При этом я фотографирую очень быстро, а есть фотографы, которые ходят вокруг тебя по три часа, потому что они не знают, чего хотят. Я же делаю небольшие зарисовки, и все получается мгновенно.

Жан-Мари Перье. Вивьен Вествуд. Лондон, сентябрь 1994. Jean-Marie Périer. Vivienne Westwood. London, September 1994

— Если бы вы смогли поместить только одну фотографию в капсулу, которая сохранила бы ее на века, и по этому снимку вас бы запомнили будущие поколения, что бы это могло быть?

— Прежде всего, я не волнуюсь, будут ли меня вспоминать или запоминать. Этим должен заниматься тот, кто этого хочет. Но я уверен, что поместил бы одну из фотографий с Ивом Сен-Лораном. Мне нравится этот парень, я знал его, когда он только начинал. А сама фотография нравится мне тем, что на ней он словно прощается с нами. Если бы я послал что-то на Луну, я бы послал фото Ива Сен-Лорана и сказал: «Прощайте».

— Работали ли вы когда-нибудь с российскими знаменитостями?

— Нет, но только потому, что меня об этом никогда не просили. Однако я уже бывал в России: в 1978–1979 годах здесь, в Москве мы с Дютроном представляли на французском фестивале кино фильм.
Со мной тогда приключилась абсолютно необыкновенная история. До приезда в Москву я побывал в Париже, где увидел потрясающую скульптуру, которую создал мужчина из России, и это была единственная его скульптура в Гранд Парле. Я приехал в Москву и захотел найти этого скульптора. Он жил в маленькой комнате в квартире, которой владела некая пожилая женщина. Это был значимый в то время московский салон, где каждую ночь собирались все художники и скульпторы. Хозяйка пристроила этого парня — увы, не помню его имя, — у себя, так как ему некуда было идти, у него не было денег. КГБ почему-то запретил ему создавать скульптуры. «Если ты будешь что-то творить, это никогда не будет показано. Нигде», — сказали ему, но он не мог не творить. И вот каждое утро он начинал свою работу, а когда скульптур становилось много, он разрушал их одну за другой. Он нигде не мог выставляться и уже не верил, что когда-либо сможет. И когда я приехал позже, уже после снятия запрета, скульптор сказал, что у него нет желания кому-либо показывать свои работы: это все бизнес, галереи делают на этом деньги, а он не хочет быть с этим связан. Представьте себя на его месте: он пересиливал себя, каждый день творил, но никто об этом не знал. Это потрясающе.

Жан-Мари Перье. Жак Дютрон. «Lui». Париж, июнь 1969. Jean-Marie Périer. Jacques Dutronc. «Lui». Paris, June 1969

— Хотели бы вы работать с русскими звездами?

— Если честно, я не думал об этом. Меня очень часто спрашивают: «С кем вы хотите поработать?», а я отвечаю, что не знаю. Меня нужно просить. Если мне не предложат, я ничего и не буду делать. Я снял фильм с Дютроном, потому что он попросил. Филипаччи каждый раз просил меня, иначе я ничего бы не делал.

— Над чем вы сейчас работаете?

— С 2016 года я пишу книги, выпустил уже шесть биографий и автобиографий. Сейчас я работаю над новой книгой, и, простите, она о том, что я ненавижу быть старым, ведь это ужасно — быть старым. Многие сейчас говорят, что в 60 жизнь только начинается; не верьте! Это неправда! Быть старым скучно. С 2010 года я вижу, что в журналах и книгах пишут, якобы это круто, но это рекламный ход. Ужасно, когда в душе тебе 25, но фактически ты уже старый. В своей книге я обращаюсь к молодым людям: не верьте! У вас нет времени! Живите сегодня, жизнь проходит очень быстро. Не думайте, что сделаете что-то потом, начните делать это сейчас!

Читать еще:  Счастье которое остается читать. Полное здоровье. То, что помогло

Жан-Мари Перье: кутюрье французской фотографии

Жан-Мари Перье — автор выдающихся портретов celebrities мира музыки, кино и моды, он работал для самых известных журналов и коммерческих брендов и создал внушительную портретную галерею звезд XX века. На выставке будет представлено более 40 работ автора, многие из которых стали культовыми имиджами эпохи. В экспозицию войдут фотографии разных периодов, начиная с первых этапов карьеры Перье, когда он работал в популярном журнале Salut les Copains, посвященном музыкальной молодежной культуре 1960-х, съемки легендарных the Beatles и Rolling Stones первых лет их стремительно растущей популярности, а также серия портретов «Мир дизайнеров моды», созданная специально для журнала ELLE в 1990-е годы.

Жан-Мари родился в 1940 на западной окраине Парижа, в небольшом местечке Нейи-сюр-Сен. Его фотографический путь начался в 1956 году, когда в возрасте 16 лет он поступил на работу ассистентом фотографа Даниэла Филипакки, работавшего для журналов Paris Match, Marie Claire и Jazz magazine. По словам автора именно Филипакки открыл для него фотографию.

В начале 1960-х он несколько лет работал фотографом в Алжире отбывая воинскую повинность. После возвращения со службы Даниэл Филипакки предложил ему работу журнале Salut les Copains, где он творил на протяжении 12 лет.

«Это были самые прекрасные годы моей жизни, без всяких ограничений в работе, фантазии и деньгах, что позволило мне фотографировать, так, как хотелось» — вспоминает автор. Работа в Salut les Copains принесла Перье известность и дала шанс познакомиться с миром музыки и кино.

«Благодаря Salut les Copains у меня появилась возможность подружиться со многими музыкантами, певцами и группами, которые только начинали свою карьеру» — рассказывает Перье. Журнал стал печатной сценой модного музыкального стиля «йе-йе», представлявшего молодое поколение не знавшее что такое война и погруженного в мечты о новой жизни. Перье работал с восходящими французскими звездами Сержем Генсбуром, Сильви Вартан, Франсуазой Арди, Клодом Франсуа, Эдди Митчеллом, Джонни Холлидеем, Аленом Делоном, Жаном-Полем Бельмондо, а также the Beatles и Rolling Stones ставшими символами эпохи 1960-х. Для Перье всегда важно было выстроить тесную связь с фотографируемым и часто профессиональные отношения перерастали в дружеские, что позволяло Жану-Мари создать интимные и очень атмосферные портреты. Фотографический язык Перье удивительно разнообразен: черно-белые и цветные кадры, групповые постановочные и крупные, почти кинематографические планы.

Начиная с 1974 года Жан-Мари Перье стал больше внимания уделять коммерческим и кино съемкам и в 1980 году уехал в США. Живя около 10 лет между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом он создал более шестисот рекламных роликов для крупных компаний от Ford Motors до Coca-Cola и Nestlé. После долгого перерыва в фотографии, в 1990-е он вернулся во Францию и и по приглашению журнала ELLE снял серию портретов «Мир дизайнеров моды». В этой серии, в отличие от интимных портретов 1960-х, Перье представляет celebrities модной индустрии, таких как Ив Сен-Лоран, Джорджо Армани, Жан-Поль Готье, Вивьен Вествуд, Соня Рикель, Валентино Гаравани, Карл Лагерфельд с музами Наоми Кэмпбелл, Карлой Бруни, Моникой Белуччи в тщательно сконструированных образах.

Первая персональная выставка автора прошла в парижской ратуше Отель-де-Виль в 2002 году. Работы автора выставлялись в музеях и галереях по всему миру.

21 сентября в 19:00 выставку откроет сам Жан-Мари Перье. В этот день с ним можно будет познакомиться и задать интересующие вопросы. Автор пробудет в Москве 21, 22, 23 сентября.

Источники:

http://artifex.ru/%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%8F/%D0%B6%D0%B0%D0%BD-%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%B8-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%8C%D0%B5/
http://rosphoto.com/portfolio/kak_pravilno_snimat_i_zhit._sekrety_ot-6210
http://www.marieclaire.ru/stil-zjizny/jan-mari-pere-kutyure-frantsuzskoy-fotografii-/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector