3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О христианской любви. Православное понимание любви и брака и их подмены

Православное понимание любви и брака и их подмены

Православие — это не просто обязанность, которую мы выполняем воскресным утром и о которой забываем, покинув храм; Православие — это образ жизни. А образ жизни включает в себя всю совокупность привычек и взглядов, мыслей и действий: стиль жизни и способ жизни. Для нас, православных, христианство — «хлеб наш насущный». Христианин стремится ко Христу и Его Церкви, а не к идеалам современного мира, которые во многом не соответствуют христианскому образу жизни или искажают его. Особенно это заметно в отношении к семье. Она в первую очередь подверглась тлетворному влиянию секулярного общества, которое исказило любовь и брак.

Сейчас за любовь часто принимают влюбленность, а этого душевного (не духовного) чувства отнюдь недостаточно для подлинной семейной жизни. Влюбленность может сопутствовать любви (впрочем, не обязательно) — но она слишком легко проходит; и что тогда? «На каждом шагу мы имеем случаи, когда люди сходятся в браке, потому что «влюбились» один в другого, но как часто и такие браки бывают непрочны! Часто такую влюбленность называют «физиологической». Когда «физиологическая влюбленность» стихает, люди, сошедшиеся в браке, либо нарушают верность, сохраняя внешние брачные отношения, либо разводятся» (1).

Как к браку относится Церковь?

Церковь видит в браке тайну любви — любви не только человеческой, но и божественной.

«Брак есть таинство любви» — говорит святитель Иоанн Златоуст и поясняет, что брак является таинством уже потому, что он превышает границы нашего разума, ибо в нем два становятся одним. Называет брачную любовь таинством (sacramentum) и блаженный Августин. С этим неразрывно связан и благодатный характер брачной любви, ибо Господь присутствует там, где люди объединены взаимной любовью (Мф. 18, 20).

О браке как союзе любви говорят и литургические книги Православной Церкви. «О еже ниспослатися им любви совершенней, мирней», читаем мы в последовании обручения. В последовании венчания Церковь молится о даровании брачующимся «друг ко другу любви».

Сама по себе брачная любовь в отношении супругов друг к другу таинственна и имеет оттенок обожания. «Брачная любовь есть сильнейший тип любви. Сильны и другие влечения, но это влечение имеет такую силу, которая никогда не ослабевает. И в будущем веке верные супруги безбоязненно встретятся и будут пребывать вечно со Христом и друг с другом в великой радости»,- пишет Златоуст. Кроме этой стороны брачной любви есть в ней и другая не менее важная.

«Христианская брачная любовь есть не только радость, но и подвиг, и не имеет ничего общего с той «свободной любовью», которая по распространенному легкомысленному взгляду, должна заменить будто бы устаревший институт брака. В любви мы не только получаем другого, но и всецело отдаем себя, и без полной смерти личного эгоизма не может быть и воскресения для новой вышеличной жизни. Христианство признает только любовь, готовую на неограниченные жертвы, только любовь, готовую положить душу за брата, за друга (Ин. 15, 13; 1 Ин. 3, 16 и др.), ибо только через такую любовь отдельный человек возвышается до таинственной жизни Святой Троицы и Церкви. Такова же должна быть и брачная любовь. Христианство не знает иной брачной любви, кроме любви, подобной любви Христа к Своей Церкви, Который предал Себя за нее (Еф. 5, 25.)» (2).

Святитель Иоанн Златоуст в своих вдохновенных проповедях учит, что муж не должен останавливаться ни перед каким мучением и даже смертью, если это нужно для блага жены. «Я считаю тебя драгоценнее души своей», — говорит муж жене у Златоуста.

«Совершенная» брачная любовь, испрашиваемая в чине обручения, есть любовь готовая на самопожертвование и глубокий смысл заключается в том, что в православных храмах в чин венчания входит церковная песнь «Святии мученицы».

Для чего установлен брак?

Брак не есть всего лишь «способ устроения» земного бытия, не есть «утилитарное» средство для продолжения рода — хотя он включает в себя и эти стороны. Прежде всего, брак — это тайна явления еще в этом мире Царства Божия. «Когда святой Апостол Павел называет брак «тайной» (или «таинством», что по-гречески звучит так же), он имеет в виду, что в браке человек не только удовлетворяет потребности своего земного, мирского существования, но и делает шаг на пути к цели, для которой он был сотворен, то есть вступает в Царство вечной жизни. Называя брак «таинством», Апостол утверждает, что брак сохраняется и в Царстве вечности. Муж становится единым существом, единой «плотью» со своей женой, подобно тому, как Сын Божий перестал быть только Богом, стал также и человеком, чтобы Его народ мог стать Его Телом. Вот почему евангельское повествование так часто сравнивает Царство Божие с брачным пиром. (3)

Брак установлен уже в раю, установлен непосредственно Самим Богом. Основной источник церковного учения о браке — Библия — не говорит, что институт брака возник когда-то впоследствии как установление государственное или церковное. Ни Церковь, ни государство не являются источником брака. Напротив, брак есть источник и Церкви и государства. Брак предшествует всем общественным и религиозным организациям. (4)

Первый брак был заключен «Божиею милостью». В первом браке муж и жена являются носителями высшей земной власти, являются суверенами, которым подчинен весь остальной мир (Быт. 1, 28). Семья есть первая форма Церкви, есть «малая церковь», как ее называет Златоуст, и в то же время и источник государства, как организации власти, так как, по Библии, основа всякой власти человека над человеком находится в словах Божиих о власти мужа над женой: он будет господствовать над тобою (Быт. 3, 16). Таким образом, семья — не только малая церковь, но и малое государство. Поэтому отношение Церкви к браку имело характер признания. Эта идея хорошо выражена в евангельском повествовании о браке в Кане Галилейской (Ин. 2, 1-11). Таинство брака она видела не в обряде венчания, а в самом соединении мужа и жены в одно вышеличное существо путем согласия и любви. Поэтому святые отцы часто называют таинством взаимную любовь супругов (например, Златоуст), неразрушимость брака (например, Амвросий Медиоланский, блаженный Августин), но никогда не называют таинством само венчание. Придавая главное значение субъективному фактору брака — согласию, они ставят другой, объективный фактор — форму брака — в зависимость от первого, от воли сторон и самим сторонам дают свободу в выборе формы брака, советуя церковную форму, если для нее нет препятствий. Другими словами, в течение первых девяти веков своей истории Церковь признавала факультативность брачной формы(5).

Как Церковь относится к супружеским отношениям? Человек не есть чисто духовное существо, человек — не ангел. Мы состоим не только из души, но и из тела, материи; и этот материальный элемент нашего бытия не что-то случайное, что можно отбросить. Бог создал человека с душой и телом, то есть одновременно духовным и материальным, именно это соединение духа, души и тела называется в Библии и в Евангелии человеком. «Интимная близость мужа и жены является частью сотворенной Богом человеческой природы, замыслом Божиим о человеческой жизни.

Именно поэтому такое общение не может осуществляться случайно, с кем угодно, ради собственного удовольствия или страсти, но всегда должно быть связано с полной отдачей себя и полной верностью другому, только тогда оно становится источником духовного удовлетворения и радости для любящих» (6) «Ни мужчина, ни женщина не могут быть использованы просто как партнеры для наслаждения, даже если сами они на это согласны. Когда Иисус Христос говорит: «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф.5,28), Он запрещает нам даже в помыслах воспринимать другого человека как объект наслаждения. Ничто не является нечистым само по себе, но все без исключения может стать таковым через недолжное употребление. То же самое может произойти и, увы, сплошь и рядом происходит с высшим Божественным даром человеку — с любовью. И на место святой супружеской любви, естественно включающей в себя и плотские отношения, может встать грязная страсть, жажда обладания. Но ни в коем случае нельзя ставить между ними знак равенства» (7).

Читать еще:  Пс новым годом. Поздравления с новым годом

Очень важно помнить, что брак — это большой и сложный духовный путь, в котором есть место своему целомудрию, своему воздержанию. Там, где интимная жизнь занимает слишком большое место, там семье угрожает опасность ухода в страстность, и задача семьи, как целостной жизни остается нерешенной. Как только в семье пустеют духовные связи, она неизбежно становится простым половым сожительством, опускаясь иногда до настоящего блуда, принявшего легальную форму.

Выше было сказано, что деторождение не является единственной целью Брака. Но Брак непременно включает в себя (хотя бы потенциально) и эту сторону. И как расцветает, как преображается она в свете подлинно-христианского учения о супружестве! Рождение детей и забота о них в семье являются естественным плодом любви мужа и жены, наибольшим залогом их союза. Муж и жена должны мыслить свои интимные отношения не только как собственное удовлетворение или осуществление полноты жизни личности, но и как участие в приведении в бытие нового существа, новой личности, предназначенной жить вечно.

Интимные отношения не ограничиваются рождением детей, в не меньшей мере они существуют для единства в любви, для взаимного обогащения и радости супругов. Но при всем том высоком значении, которое признает христианство за плотским единением, Церковь всегда безоговорочно отвергала все попытки его «обожествления». Наше время характеризуется попытками освободить плотское внебрачное единение от ассоциаций с грехом, чувством вины и стыда. Все поборники этого «раскрепощения» не понимают, не видят того момента, который, пожалуй, является центральным в христианском видении мира. «Согласно христианскому мировоззрению, природа человека, несмотря на то, что онтологически она является благой, есть природа падшая, и падшая не частично, не так, что некоторые свойства человека остались незатронутыми и чистыми, но во всей своей целокупности. Любовь и похоть — безнадежно смешались, и невозможно отделить и изолировать одно от другого. Именно по этой причине Церковь осуждает, как поистине демонические. те идеи и направления, которые — в различных комбинациях друг с другом — призывают к половому освобождению» (8).

Но способен ли человек в своем теперешнем, падшем состоянии, на истинную, совершенную любовь?

Христианство есть не только заповедь, а откровение и дар любви.

Для того чтобы любовь мужчины и женщины была такой совершенной, как ее сотворил Бог, она должна быть единственной, нерасторжимой, нескончаемой и божественной. Господь не только даровал это установление, но также дает и силу осуществить его в Таинстве христианского брака в Церкви. В нем мужчине и женщине дается возможность стать одним духом и одной плотью.

Высоко учение Христа о подлинном Браке! Поневоле спросишь: да возможно ли такое в жизни? «Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене (т. е. если так высок идеал брака), то лучше не жениться. Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано»

(Мф.19, 1 0-11). Христос как бы так говорит: «Да, идеал брака высок, обязанности мужа к жене тяжелы; не всем этот идеал под силу, не все вмещают слово (учение) Мое о браке, но кому дано, с помощью Божией все же этот идеал достигается». «Лучше не жениться!» Это — как бы невольное восклицание учеников, перед которыми начертаны были обязанности мужа к жене. Пред великостью задачи — преобразить греховное естество – равно трепещет слабый человек, вступает ли он в брак, постригается ли он в монахи. Единство в Божественной любви, которое составляет Царсвто Божие, на земле дается зачаточно и должно быть взращено подвигом. Ибо любовь есть и радость, и умиление, и ликование друг о друге, но любовь тоже есть подвиг: «Друг друга тяготы носите и так исполните закон Христов» (Галл.6,2).

1. Прот. В. Зеньковский. На пороге зрелости М.,1991. С. 31-32.

2. С.В.Троицкий. Христианская философия брака. Париж, 1932. С.98.

3. Прот. Иоанн Мейендорф. Брак и Евхаристия. Клин: Фонд «Христианская жизнь». 2000. С.8.

4. Проф.С.В.Троицкий. Христианская философия брака. Париж, 1932. С.106.

5. Там же, с. 138 -139.

6. Прот. Фома Хопко. Основы Православия. Нью-Йорк, 1987. С.318.

8. Прот. Александр Шмеман. Водою и Духом. М., 1993.С.176.

Святые отцы о любви в Православии

Отношение к такому прекрасному чувству, как любовь, в православном мире в корне отличается от общепринятого.

Любовь в православии – это особое состояние души, которое достигается упорным трудном и мало имеющим общего с голливудскими влюблённостями, героизмом и пламенным влечением.

Вот что о ней пишут различные святые и учит сама церковь.

Что такое любовь к ближнему

Известно, что Христос, помимо 10 иудейских заповедей, данных Моисею на Синае, создал ещё одну, объединившую их все воедино – «Да любите друг друга». Исходя из этого правила, гораздо легче исполнять остальные заповеди.

Ведь, если действительно любишь человека, то не будешь его завидовать, говорить на него клевету, воровать у него и тем более убивать. Не будешь и изменять близкому человеку, если сила любви сильна.

Отношение христианства к любви к ближнему записано в одной фразе: «полюби ближнего человека так же, как и себя, благослови тех, кто тебя проклинает и обижает».

То есть, истинно духовный человек будет прощать близких людей за любые поступки, хотя в современном мире очень сложно даже просто не делать гадости в ответ, не говоря уже о подарках и добрых поступках для тех, кто не желает вам добра.

Любовь в христианстве подразумевает жертвенность, доброту и даже готовность пожертвовать собственной жизнью ради благополучия и счастья близких людей.

Евангелие о любви

Евангелие о любви не упоминает практически никак. В нём описаны библейские события, всё, что происходило с Христом, как встречали его ученики, какие чудеса и знамения сопровождали время пребывания Христа на земле.

В Евангелие описана общая мудрость, жизненные притчи, которые были понятны, как образованному человеку того времени, так и обычному крестьянину.

Высказывания святых отцов о семье

Церковное учение повествует о том, что семья – это малое подобие церкви, главой которой является Христос. Считается, что главным человеком в семье является мужчина, а женщина просто следит за домом, занимается рождением и воспитанием детей и делает то, что ей приказывает муж.

Это высказывание не совсем вяжется с современными реалиями, в которых домашний тиран и алкоголик пытается не только поучать жену, но и заниматься воспитанием детей. Ведь к мужу церковь предъявляет довольно строгие требования – он должен обязательно быть верующим человеком, сам держать себя в строгости и – главное, — с любовью относиться к своим близким.

Если любовь исчезает, а муж не следует христианским заповедям, считая хозяином семьи только себя самого и исключая Бога, он легко превращается в домашнего тирана, с которым и дел никаких иметь не стоит.

Жена, по мнению церкви, должна любить мужа, ценить его отношение к семье и делать всё, чтобы в доме было уютно, тепло и приятно. Выходя замуж, она должна понимать, что берёт ответственность не только за себя перед Богом, но и за мужа, благополучие своих детей, атмосферу, в которой они вырастут. Она должна беречь семейное счастье и делать всё, чтобы дети и муж были благополучными и счастливыми людьми.

Любовь от бога между мужчиной и женщиной

Под этим видом любви церковь понимает ответственное отношение друг перед другом и готовность пожениться, вместе воспитывать детей и вести хозяйство. В церкви любовь считается очень прагматичным и приземлённым отношением, скорее, единым соглашением, чем страстной влюблённостью и чувственностью, однако жизнь эту истину часто опровергает.

По мнению священников, если любовь от Бога, то в паре будут гармоничные и добрые отношения, не будет постоянных ссор и взаимных обид. Мужчина будет с трепетом и уважением относиться к своей половинке, будет понимать ответственность за свои поступки, а женщине придется подумать прежде, чем соглашаться на его предложение.

При этом церковь призывает к отказу от интимных отношений до брака и отрицательно относится к любым внебрачным сексуальным отношениям.

Подробно о любви и влюблённости, любовной зависимости можно подробно прочесть в книге протоирея Андрея Лоргуса «Любовь, влюблённость, зависимость».

Разумное отношение к разводу и сложным моментам в браке раскрывают священники Дмитрий Беженарь, протиерей Артемий Владимиров и Дмитрий Смирнов.

Что такое духовная любовь

Это любовь, в которой присутствует Бог. Описать словами это чувство невозможно, его могут только прочувствовать те, кто следует христианским заповедям.

Читать еще:  Колдовская вечеринка. Девичник в стиле шабаш ведьм — как подготовиться

Прежде всего, это любовь без эгоизма, желания получить что-то своё, в том числе и выгоду, личные цели. Обычно конфликты выявляются в те моменты, когда нужно в чём-то уступить и чем-то пожертвовать.

Человек, который по-настоящему любит духовной любовью, ради близкого человека готов пожертвовать собственным благополучием, однако всегда распознаёт, когда нечестные люди пытаются этим воспользоваться и меняет своё поведение.

Влюблённость более эгоистична – обычно в ней человек любит то, что ему приятно, но редко способен пожертвовать ради неё собственным благополучием и покоем.

Духовная любовь не только берёт, но и даёт. При этом человек может любить безответно, но не страдать от этого, зная, что он не достоин человека, которого любит. В земной любви человек в аналогичной ситуации будет добиваться ответа, обижаться или даже мстить за свои обиды.

Любовь к себе в православии

О ней православие не распространяется. Считается, что изначально человек рождается с животной любовью к себе, однако на практике это не так.

Проявления отсутствия любви к себе такие как нанесение вреда своему здоровью, самоубийство, уныние церковь всегда осуждает и относится к ним отрицательно. Более того, церковью запрещено подавать записки за самоубийц – молиться о них можно только дома.

Отрицательно церковь относится и к таким вещам, как пьянство, наркомания и любые другие разрушительные формы поведения, но больший акцент церковь делает на любовь к ближнему, потому что следовать на практике ей сложнее, чем в жизни.

Осуждение, ложь, воровство, клевета, наглость, убийство, зависть считаются тяжёлыми грехами, которые являются отсутствием любви к близким людям.

Отношения мужа и жены в православии

Муж должен беречь и заботиться о супруге, не совершать тяжких грехов и принимать участие в воспитании детей. Жена должна следовать указаниям мужа при условии, если они не противоречат учению церкви – например, не будет считаться грехом, если жена откажет супругу, если он попросит её сходить за бутылкой или пить вместе с ним.

Более того, с непутёвым супругом или супругой можно развестись, особенно в случае измены, пьянства или обмана. Однако третий и четвёртый брак не признаётся церковью и не освещается в храме.

Главной целью семьи в православии является деторождение. Считается, что детей должно быть столько, сколько Бог даст. Однако предохранение без использования противозачаточных средств, например, прерванный половой акт, не считается грехом, если по каким-то причинам супруги не могут завести ребёнка.

Церковь отрицательно относится к абортам и призывает рожать детей, если только нет серьёзных противопоказаний здоровью матери (например, внематочная беременность, выносить ребёнка при которой невозможно).

Как полюбить людей православие

Для этого нужно стараться понять их и не осуждать, если это возможно.

Церковь осуждает грехи, но не людей и всегда даёт возможность покаяться.

Бывали случаи, когда даже бандиты и злодеи становились настолько верующими, что полностью меняли свой образ жизни. Поэтому нужно научиться прощать людей, не завидовать им и научиться понимать и принимать их слабости.

Святые отцы о влюбленности

Об этом чувстве святые отцы мало высказываются. Понятия «влюблённость» в православии не существует – там есть или законный брак ил внебрачные связи, которые называются такими словами, как «блуд», «прелюбодеяние».

Современные священники советуют молодым людям сохранять до вступления в брак целомудрие и советуют заводить дружеские отношения. Это поможет проверить чувства и понять, стоит ли углублять отношения или нет.

А если влюблённость бесконтрольна и перерастает в зависимость, святые отцы считают, что страсть нужно или побороть, или пожениться с близким человеком, если он не женат. Отношения с женатыми мужчинами и замужними женщинами церковь осуждает, как и пробные гражданские браки, считая их греховными.

Любовь — основа нравственной жизни

Екатерина Глинкина (Полякова)

Центральное место в христианском нравственном учении занимает понятие «любовь», которая, по словам апостола Павла, представляет собой великий духовный дар и святейшую добродетель. О любви сказано и написано очень много, и нет, пожалуй, человека, который не имел своего определённого опыта любви и собственного о ней суждения и представления. Тем не менее в данном случае речь идёт о любви совершенной и истинной, о той любви, понимание которой высветилось в христианском вероучении.

В истинном и высоком смысле любовь означает вовсе не чувство, как часто принято считать, а особое духовное состояние, присутствие некоей таинственной силы, которая соединяет людей и влечёт их друг к другу. Однако эту силу человек обретает лишь тогда, когда центром его жизни становится не собственное «Я», а Бог, Который Сам есть Любовь.

Поэтому истинная любовь есть любовь христианская, исполненная Божественной благодати, без которой для человека невозможно спасение в вечности. «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» — говорит апостол Павел ( 1Кор.13:1-3 ).

Митрополит Антоний Сурожский пишет, что настоящая, духовная, любовь к другому человеку обнаруживается тогда, когда мы начинаем смотреть на него другими глазами, видеть в нём образ Божий, икону. Очень часто эта икона повреждена жизнью, прошлым, различными обстоятельствами, но любящий видит в ней красоту, хотя в то же время страдает от ее поврежденности и стремится её восстановить.

Истинная любовь присутствует в человеке тогда, когда он смотрит на предмет своей любви без желания им обладать, иметь власть над ним, пользоваться его дарами или личностью. Он не желает и не ждёт ничего для себя и только восхищается красотой, которая открылась ему в другом человеке. Митрополит Антоний замечает, что любя другого человека, мы как будто прозреваем его сущность, внутреннюю глубину, но осуществляем это не умом, а сердцем и всем своим существом. Иными словами, мы смотрим на него глазами любви. К сожалению, большинство людей видят друг друга глазами неприязни, ненависти, раздражения и, в лучшем случае, – равнодушия и безучастности. Для многих из них любовь к ближнему – весьма абстрактное понятие, далёкий и недостижимый идеал. Истинная любовь, рождаемая действием Божественной благодати, сосредоточена не только на отдельном любимом существе, но исполнена жалости, сострадания, понимания и сочувствия ко всем другим людям.

Православное нравственное учение видит цель жизни христианина в «стяжании Духа Святаго», и наиболее полно это выражено в любви. Апостол Павел называет любовь первым и величайшим плодом духа ( Гал.5:22 ), потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам ( Рим.5:5 ).

В христианстве принято выделять три разновидности любви:

1. ἀγάπη – делание добра ради ближнего. Именно такой в первую очередь должна быть любовь людей, ибо она является сущностью бытия Бога. Сам Бог есть ἀγάπη ( 1Ин.4:8 ).
2. ἔρως означает любовь-единство. Тогда как эротическая любовь не связана с греховной страстью, то она может быть абсолютно чистым и совершенным стремлением к единству с иной личностью, включая Бога. Духовные писатели утверждали, что именно эта любовь и должна существовать между человеком и Богом, а также быть образцом любви эротической между мужем и женой в этом мире.
3. φιλίη – это дружба. Она также должна иметь место между человеком и Богом.
Таким образом, все эти три формы любви – любовь-добро, любовь-единство и любовь-дружба – должны обязательно присутствовать как в отношениях между Богом и человеком, так и между людьми.

Проявлением и действием любви Бога к людям становится уже сам акт творения мира. Цель этого творения – желание блага, выходящего за пределы личности Самого Творца: И виде Бог вся, елика сотвори: и се добра зело ( Быт.1:31 ). Божественная любовь продолжает поддерживать мир и после его творения. Ложным поэтому является распространённое утверждение о том, что принцип борьбы за существование есть один из главных стимулов жизни. Первые люди в раю не знали подобной борьбы. Первоначально их жизнь была гармонией любви, разрушенной затем грехопадением. Однако любящий Бог впоследствии восстановил этот союз любви через жертвенную любовь к миру Своего Божественного Сына.

Любовь бесконечного и непостижимого Бога так велика, что он сознательно истощает, умаляет, принижает Себя ради спасения грешного человечества и принимает ограниченную человеческую плоть. Божественной любовью и милосердием пронизано всё служение Христа, Его многочисленные чудеса и исцеления, Его учение и молитва. Но главное выражение любви Спасителя – Его крестная смерть ради спасения людей. Для каждого христианина напоминанием об этой сознательной и совершенной любви Бога к человеку является православный крест, который стал символом избавления человека от смерти, от власти греха и диавола.

Читать еще:  Поздравления с годовщинами свадеб. Красивые поздравления с юбилеем свадьбы

Однако любовь Бога к человеку имеет смысл лишь тогда, когда встречает отклик со стороны самого человека. Люди, которые уже здесь, в земной жизни, подготовят себя к восприятию огня этой любви, окажутся способными принять ее и в вечности. И наоборот, огонь Божественной любви становится нестерпимым для людей грешных и воспринимается ими как боль, жжение, страдание, стыд. В связи с этим существует рассказ-предание, который связан с именем московского митрополита Филарета (Дроздова). В этом рассказе говорится о том, как святитель Филарет был приглашен однажды на обед со своим дьяконом, который в общей беседе стал рассуждать о том, что Человеколюбивому Богу не должно быть свойственно вечно мучить грешников, и «вечные» муки когда-либо должны прекратиться. Слышавший эти рассуждения митрополит вмешался в беседу и сказал: «А что это ты, о. дьякон воротишь свою голову то вправо, то влево?» — на что тот простодушно отвечал: «Так солнышко же, владыко святый, сильно припекает». И тогда митрополит высказал следующую мысль: «Вот видишь, о. дьякон, одно и то же солнце, благодетельное, всегда желанное и многоплодное для одних, становится огнем палимым, нещадным для других. Так же и божественная любовь, будучи по природе одной и той же, одними благословляема, а другими – по причине жжения – проклинаема».

Богочеловек возлюбил всех святой любовью и каждого готов принять в Свою небесную славу, но и от каждого, признавшего Его наставником, Он ищет той же любви (не только к Себе, но и к другим людям).

Поэтому первая и величайшая заповедь Бога состоит в том, чтобы Его творение любило Его: «Слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь Единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» ( Мк.12:29-30 ). «Сия есть первая и наибольшая заповедь» ( Мф. 22.38 ).

Любить Бога всем сердцем – это желать только исполнения Его святой воли. Согласно Священному писанию и учению святых отцов, сердце является духовным центром человека, сердце – «самая глубокая его часть», основание и двигатель его жизни. «Сын мой! Отдай сердце твое Мне, и глаза твои да наблюдают пути Мои» ( Притч.23:26 ) Человеческое сердце ожесточается и становится холодным, если восстает против Бога, лишая себя Его Святого Духа. Но даже тогда, когда человек грешит, Господь продолжает любить его, очищает его сердце Своей благодатью.

Господь сказал, что в Заповеди любви содержится весь закон и пророки, и что она уже известна. Однако вместе с тем Господь называет её новой: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга». Эта новизна состоит в том, что Христос придает любви духовный и жертвенный характер: «любите друг друга, как Я возлюбил вас» ( Ин.13:34 ), или «Нет той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» ( Ин.15:13 ). По характеру этой особой любви узнаются истинные последователи Христа: «По тому узнают вас, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» ( Ин.13:35 ).

Крестная смерть Спасителя показывает, что только такая любовь и достойна названия любви, а всё остальное – подмена и суррогаты. Разумеется, пока люди живут в этом несовершенном мире, не все могут достигнуть такой высоты и красоты любви, однако стремление жить по любви должно быть целью нравственной жизни всякого человека: «Всё у вас да будет с любовью» ( 1Кор.16:14 ) или «Любовью служите друг другу» ( Гал.5:13 ).

Заповедь «возлюби ближнего твоего, как самого себя» ( Мф.22:39 ) часто понимается людьми совершенно неверно. Человек не должен презирать свою жизнь или ненавидеть себя за грехи, потому что, по учению отцов, такая ненависть к себе есть лишь утонченная форма самовозношения. Человек в этом случае превращает себя в судью, превышающего самого Бога (о. Александр Ельчанинов «Записи»; о. Иоанн Кронштадтский «Моя жизнь во Христе»). Однако «ненавидеть» себя христианин должен в том смысле, чтобы презирать и распинать в себе грех, свое ветхое «Я». Он должен стремиться к собственному преображению, «чтобы упразднено было тело греховное» ( Рим.6:6 ).

Одной из форм христианской любви является дружба. Это союз двух или нескольких лиц для достижения достойных целей на основе взаимного уважения, искренней любви и взаимного доверия друг к другу. «Друг верен – кров крепок: обретый его, обрете сокровище» ( Притч.17:17; 27:10 ) В Новом Завете Господь любил всех учеников, но к некоторым имел особое расположение, например, к Лазарю и его сестрам.

Заповедь о любви к ближним означает, что мы должны любить не только тех, кто любит нас или добр к нам. Наш «ближний» и «брат» — это тот, кто физически находится рядом с нами, кто также сотворен Богом и «за кого умер Христос». Таким ближним и братом является также наш враг. Об этом же говорит Господь в Нагорной проповеди, в Притче о добром Самарянине.

Любовь к врагам — главный признак, отличающий христианское этическое сознание от любого другого: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас. Благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и на неправедных» ( Мф.5:42-45 ).

Заповеди любви к врагам нет ни в одной этической системе. В природной справедливости действует принцип «око за око». Философы также учат относиться к злу со стороны другого человека со спокойствием, равнодушием, стоицизмом или иронией. О любви к врагам говорится лишь только в христианстве.

Однако здесь возникает необходимость ответить на вопрос, кого нужно понимать под именем врага. Нельзя, например, считать врагом человека, который оскорбляет вас словами или делами без злого умысла, по ошибке или необдуманности, вспыльчивости, по причине неумения управлять своими чувствами и эмоциями. Нельзя считать врагом также своего соперника, который не имеет намерения вредить нам, но лишь стремится получить те же выгоды и преимущества, что и мы сами. Ещё в меньшей степени нашими врагами являются те люди, которые препятствуют нашим намерениям из любви к нам или по долгу, которые обличают наши неблаговидные поступки или недостойное поведение. Врагом же можно считать только того, кто питает к нам устойчивую ненависть, старается вредить нам злонамеренно и постоянно.

Любовь к врагам состоит вовсе не в том, чтобы не замечать оскорблений, обид и несправедливостей, и не в том, чтобы всегда уступать действиям наших врагов и не предпринимать никаких средств для собственной защиты.

Любовь к врагам выражается в отсутствии с нашей стороны ответной ненависти, вражды, гнева и злобы, в нежелании мстить своим обидчикам, в стремлении найти в них добрые качества и быть готовыми к примирению с ними. Любовь к врагам требует искренне прощать им обиды и не только желать добра, но при каждой возможности творить это добро для них. Необходимо стараться видеть в своих врагах образ и подобие Божие и, конечно же, молиться за них.

Любовь к Богу и ближнему между собой тесно связаны. Об этой связи прямо говорит апостольский текст: «Кто говорит: » я люблю Бога «,ф а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» ( 1Ин.4:20 ).

Итак, два направления любви находятся в единстве. Содержание этого единства особенно убедительно раскрывается в Евангелии (в чтении о Страшном Суде). В нем рассказывается, как Господь разделил все человечество на две части: удел первой – вечное блаженство, второй – вечные муки. Это Он сделал лишь по одному признаку. Первым Он сказал: «Алкал Я, и вы дали мне есть; жаждал – и вы напоили Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне… так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» ( Мф.25:35-36,40 ). Соответственно, вторым было сказано, что они не накормили, не напоили, не посетили Его, ибо не сделали этого меньшим братьям Его.
Отсюда, любовь в своём высшем проявлении есть любовь Божественная, пример которой явил миру Сам Господь.

Источники:

http://pravoslavie.ru/450.html
http://1001molitva.ru/o-pravoslavii/lyubov.html
http://pravblog.ru/pravoslavie/lyubov-kak-osnova-nravstvennoj-zhizni-cheloveka/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×