1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основы отношений. Психологическая близость. Что это такое

Близость в отношениях. Ч.6. Что такое близость, в чем её важность? Практика, исследуем

От автора:Продолжаю публиковать статьи о близости в отношениях. Предлагаю посмотреть на ваши отношения с этой стороны, особенно, если они вас не устраивают. Используйте эту информацию для практики в своей жизни. Список предыдущих статей в конце.

Когда я набрала в поисковике «Близость в отношениях », чтобы найти картинки к своей теме, мне предложили вот такие рисунки:


Именно так многие воспринимают Близость. Но это только одна её сторона.

Близость – находиться на не большом расстояние от кого-то, могут быть прикосновения на уровне тела.

Близость – это тесно связанный с кем-то родственными узами, дружбой, партнерством.

Когда я изучала эту тему, то на одном семинаре преподаватель продиктовал определение Близость в психологии.

Я его запомнила, так как это было для меня новым.

Близость – это когда человек уделяет своё личное время другому человеку. Можно сказать, дарит свое личное время, а значит себя. Так как время не вернуть. А время в понимании земном – это жизнь, которая постепенно уменьшается. Поэтому время является ценным для каждого человека.

Постепенно для меня это понятие стало расширяться.

Близость — это когда человек впускает в своё пространство другого человека.

Близость – это про физическое и психологическое расстояние между людьми. При этом эти расстояния неравны между собой.

На этом мои поиски не закончились, и к этому вели мои встречи с клиентами, где мы вместе исследовали это пространство близости.

Рассказ одной женщины (образ собирательный):

«Я встретилась с мужчиной. В самом начале отношений мы все время были вместе. Сложно переживали расставания. Жили в разных городах. Но постепенно, что-то начало происходить не понятное. Мы стали ссориться и на ровном месте происходила недомолвка. Потом мирились.

Заметила, что после очередной ссоры наше расставание увеличивалось. И вот перед самым его днем рождения мы опять поссорились. И он мне не позвонил, и я ему тоже. Я ждала, что он как мужчина, если я ему нужна, то напишет. Прошло 2 недели я ждала, а потом он написал прощальное письмо.

Что такое со мной не так? Мы же так были близки. Мы были половинками, он сам это говорил. На уровни физическом мы просто были, как будто рожденные друг для друга!«

Из этого рассказа вы заметили, что физическая близость была сильной, а вот психологическая близость была слабой. Она была сразу такой, но мужчина и женщина сначала подстраивались друг под друга. И вот наступил тот момент, когда открываются шкафы со скелетами и надо быть принимающим своего партнёра таким. Но.

Каждый из партнёров взял инструменты общения с партнёром из своей родительской семьи. У кого-то была полная семья, у кого-то не было отца или мамы, или сразу папы и мамы.


И вот встреча с партнером и вначале все красиво, ярко и как будто есть близость, восторг, эйфория. Проходит время, и начинают краски увядать и человек начинает проявлять свои привычки, и он не хочет подстраиваться, как в начале отношений. Он хочет, чтобы его принимали таким, какой он есть. Просто любили.

В это время и наступает проверка на психологическую близость между партнерами.

И вот пришло новое понимание близости.


Близость – это возможность выдержать партнёра в своем пространстве, с его тараканами в голове и скелетами в шкафу.

— уметь проявлять по отношению к партнеру и к себе честность, открытость ;

— не бояться быть уязвимым, принимать это в себе;

— не забывать о своем наборе привычек из прошлого и тоже учиться с ними жить и принимать.

Если мы близки это не значит, что мы одинаковы, или мы половинки целого. Каждый из нас целое и как бриллиант имеет много граней. И вот представьте, что вы соприкасаетесь с партнёром своей одной гранью, а другие в это время невидимы.

Если бриллиант бросить в воду, то его не видно, это еще одно качество человека уметь быть единым со всеми сразу. Это тоже про близость?

В следующей публикации, которая уже выйдет на следующей неделе, будем исследовать личные границы, мы вместе рассмотрим этот главный компонент близости.

Следите за публикациями, для этого предлагаю Подписаться.

Буду благодарна, если вы напишите своё понимание близости , которое вы написали, когда отвечали на вопросы в Ч.5. Исследуем свою близость с партнёром. Практика Даже, если они полностью отличаются от того, что написано в этой статье.

Прилагаю список статей, опубликованных по теме «Близость в отношениях»

Записаться на консультацию или терапию можно в WhatsApp: https://wa.me/79126169947

Приглашаю ознакомиться с другими моими публикациями или жмите Подписаться.

Психологическая близость как основной признак доверительного общения

Исследование проведено В. Н. Куницыной в 1991 году. Задача исследования заключалась в том, чтобы выяснить у лиц разного возраста и пола содержание представлений об этом феномене, а также содержание критериев оценки психологической близости, которыми оперируют эти лица. Для этого был сконструирован специальный бланк «Психологическая близость».

В опросе приняли участие студенты и взрослые лица: 133 человека (57 мужчин и 76 женщин) в возрасте от 17 до 59 лет. Опрашиваемые должны были самостоятельно сформулировать, что такое психологическая близость и в чем она проявляется. Вот какие определения оказались типичными для студентов:

«психологическая близость – это взаимоотношения, основанные на полном доверии друг к другу, взаимопонимании; взаимоуважение, взаимопомощь»;

«близость с другим человекомэто общность идей, привычек, норм, ценностей, характера, склада мышления».

Оба эти определения относятся ко второму уровню психологической близости, который один из респондентов определил как «родство душ». Два следующих определения говорят скорее о первом уровне близости, получившем образное название «созвучие внутренней музыки»:

«психологическая близостьэто духовная и чувственная созвучность, стремление к общению, переживание разлуки»;

«психологическая близостьвзаимная симпатия, доброжелательность, взаимопонимание с полуслова».

Взрослые испытуемые нередко давали более образное определение этому явлению.

«Психологическая близость с другим человекомэто нахождение в бассейне на двоих, где грубых толчков и даже физических прикосновений нет, но движение одного вызывает волны, ощущаемые другим» (научный сотрудник, 31 год).

Контент-анализ суждений показал, что многие приписывают психологической близости сразу несколько качеств:

Чаще других называются доверие, легкость и удовлетворенность в общении, понимание, сопереживание, эмоциональная близость.

Пример определения психологической близости психологом-профессионалом:

«Психологическая близость – это труднообъяснимое явление. Внешне это иногда выглядит без чрезмерной аффектации, наоборот, положительные эмоции как бы затушеваны, так как нет нужды их демонстрировать (объект знает о них, вы уверены в нем и в его отношении к вам, а от окружающих, может быть, эти отношения стоит несколько поберечь). Субъективно же –это какая-то взаимная открытость друг другу, уверенность друг в друге, настроенность друг на друга, на проблемы другого, осуществляемая без дополнительных усилий. Иногда близкие люди выглядят как заговорщики, так как понимают друг друга по намекам и без слов, обмениваются взглядами, жестами, паузами (много невербальных средств коммуникации). Вербальное общение свернуто, так как нет нужды, во-первых, долго разъяснять свою мысль, во-вторых, камуфлировать ее словесами. Демонстрация близких отношений ускоряет разрыв, означает их нарушенность».

Читать еще:  Внематочная беременность в яичнике признаки. Яичниковая беременность

Были выделены в суждениях следующие компоненты психологической близости:

1. Понимание (взаимопонимание, понимание с полуслова).

2. Доверие (максимальная откровенность, свободное, комфортное, безбоязненное общение).

3. Эмоциональная близость (симпатии, радость от общения; сопереживание и сочувствие, обостренное ощущение состояния другого человека).

4. Принятие (терпимость к отдельным недостаткам другого, признание и принятие другого, восприятие его таким, какой он есть, отсутствие конфликтов и стремление уступить, желание помочь).

5. Единство, близость целей, идеалов, точек зрения (совпадение ценностей).

На основании этого опроса были сконструированы пятиранговые шкалы для измерения степени психологической близости с конкретным человеком.

В некоторых определениях психологической близости хорошо прослеживается, что в основе чувства близости лежит идентификация с другим человеком. Приведем два примера;

«Психологическая близостьэто максимальное раскрытие своего внутреннего содержания перед партнером до такой степени, когда он может мыслить сходными категориями, переживать те же образы и чувства, но с позиции своего „Я»».

«Психологическая близость – это когда чувствуешь другого человека частицей самого себя, нет четкой границы между ним и тобой, при общении ты плавно переходишь в него, а он в тебя, и этот переход осуществляется без препятствий».

На основании полученных данных были разработаны четыре шкалы для измерения психологической близости и психологической дистанции. Был получен аналогичный материал по раскрытию четырех шкал (доверие, легкость общения, эмоциональная близость, понимание).

Понятие «психологическая близость» присутствует в ряде отечественных и зарубежных работ, однако оно не являлось самостоятельным объектом экспериментального изучения. Поэтому содержание этого термина в научном плане не раскрывалось, а скорее использовалось на уровне обыденного сознания. Сам феномен описывался как нечто, присущее быту. Что касается проявления психологической близости, то описание их дается при анализе дружбы и любви как парных взаимоотношений, которые характеризуются высокими уровнями человеческой близости.

Д. Морено писал, что аспектом социометрической теории, которым часто пренебрегают, является проблема близости. «Социометрический тест – это тест социальной близости. Его часто смешивают с некоторыми видами его периферийного развития, с тестами социального „расстояния». Но социальное расстояние – это „разведенная» близость. Чем больше расстояние, тем более разведенным оно становится. Расстояние, не связанное с близостью, способствует социальному символизму, социальному номинализму, короче говоря, социальной нереальности. Социометрическая теория отнюдь не пренебрегает символическими отношениями, но их следует рассматривать в соответствующей перспективе, в рамках полярности близости – расстояния» (Морено, 1958, стр. 97).

В работах, посвященных психологическим особенностям дружбы и любви, понятие психологической близости иллюстрируют три признака – доверительность в общении, понимание, субъективная легкость общения.

В исследованиях (юношеской дружбы, осуществленных большой группой исследователей Москвы и Санкт-Петербурга) под руководством И. С. Кона (Кон, Лосенков, 1974), доверительность связывается с психологической близостью и легкостью общения со сверстниками и родителями.

На отношения со сверстниками оказывает влияние степень близости между ребенком и матерью. Было обнаружено, что психологическая близость мальчиков с отцом ведет к развитию у них достаточного самоконтроля. Близость же с матерью оказывает разное воздействие на развитие личности мальчиков и девочек. Так, у девочек формируется доверие к людям, выносливость в ситуации фрустрации, уверенность в себе; у мальчиков – большая тревожность, эмоциональная неустойчивость, склонность к постоянному самоанализу; они менее откровенны с друзьями.

На наш взгляд, существуют два уровня психологической близости: один – первичный по времени возникновения – не требует длительного знакомства, взаимопроверки, характеризуется высокой спонтанностью, неосознанностью; другой – рациональный, осознаваемый, управляемый посредством субъектов общения, основан на осознании сходства установок, ценностей, норм, жизненного опыта. Первичный, или первоначальный, уровень, возникающий уже при первом контакте, обладает устойчивостью, мало поддается волевому регулированию, для него свойственны легкость, ненасыщаемость неформального общения, высокий уровень доверия и понимания, правильный прогноз поведения партнера в данной ситуации и, наконец, принятие на чувственном уровне, эмоциональная близость.

В основе чувства психологической близости лежит механизм идентификации. Референтами первичного уровня должны являться, следовательно, легкость общения, доверие, эмоциональная близость и принятие другого человека. Референтом вторичного уровня, возникающего на определенном этапе отношений, является представление о сходстве установок, взглядов, целей, понимание.

Психологическая близость — что это такое?

Говоря о «теории психологической близости», предложу для начала два определения, данных в своё время известными психотерапевтами. Эрик Эриксон в своих работах использовал это понятие с расшифровкой «способность одного человека заботиться о другом, делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя». А автор теории трансакций Эрик Берн утверждал, что психологическая близость — это «свободное от игр чистосердечное поведение человека. Она, как правило, не приводит к неприятностям, если не вмешается какая-нибудь игра».

В бёрновском понимании психологическая игра несёт в себе, как правило, элемент обмана, манипуляции, соревнования, пусть чаще всего и бессознательного. И здесь можно предложить третий критерий наличия в той или иной паре психологической близости: такая близость – это отсутствие в отношениях жёсткой иерархии, фиксированных ролей и обязанностей, отношения «сверху вниз».

Если в паре есть манипулятивные игры, то они ведутся для того, чтобы один из партнёров получил пусть неосознаваемый, но «выигрыш». А это означает, что другой при этом получает проигрыш. Что вряд ли способствует близости.
Наличие таких возможностей как бы «не даёт расслабляться», заставляет всегда «держать наготове ответную игру» или отслеживать игру партнёра/партнёрши. Такая совместная жизнь вскоре становится весьма утомительной. Как минимум, теряется важное при близости ощущение психологической безопасности при совместном существовании.

Известный психотерапевт В.В.Макаров часто подчёркивает, что семья, пара создаётся чаще всего затем, чтобы каждый из супругов/партнёров был своего рода «психотерапевтом» для другого: по крайней мере – поддержкой, тылом в трудную минуту по мере своих возможностей и потребностей другой стороны (причём роли «помогающего» и «принимающего помощь» не фиксированы намертво и не влекут за собой иерархических построений по принципу «сильный-слабый»). Но иногда случается так, что вместо психотерапевтического фактора существование в паре становится фактором психотравмирующим. Подобное бывает в том числе тогда, когда под «психологической близостью» подразумевается нечто иное, например – зависимость/созависимость, потребность в тотальном контроле, выраженная иерархия и т.п.

Очень часто иллюзией близости становятся своего рода «товарно-потребительские отношения» в худшем смысле этого слова: по принципу «ты — мне, я тебе». Здесь вроде бы все говорится прямо и без обиняков, но далеко не всегда учитывается наличие ответной потребности второго партнёра. Например, человеку так или иначе хочется сохранить в союзе кусочек своей «самости». А второй против этого возражает и чуть ли даже не ревнует первого к его личным мыслям и потребностям в одиночестве. Причем нередко, обижаясь, апеллирует именно к близости: «Мы же с тобой почти родные люди, а ты опять. «

Читать еще:  Что делать, если муж эгоист. Как ужиться с эгоистичным мужем

Здесь, увы, чаще всего либо иллюзия близости, либо игра в близость. «Мне надо вот это, так я тебе позволяю делать то же самое, и будем считать, что близость между нами сохранена и моя потребность ее не нарушает». А на поверку оказывается, что второй партнер или партнерша в этом «том же самом» не нуждается, и потому брать этого не хочет. А нуждается в чем-то другом, о чем напрямую сказать не может или тоже не хочет и предпочитает совершать с первым супругом свои манипуляции.

По сути психологическая близость во многом заключается в потребности и возможности обсуждать тонкости взаимоотношений между собой вслух. И результатом узнавания потребностей друг друга будет не манипуляция партнером с помощью этих знаний, а именно взаимное уважение потребностей. К тому же оба близких партнера готовы к своего рода компромиссам, и у них нет необходимости заставлять друг друга на них идти с помощью тех же игр. И тут в первую очередь присутствует желание уменьшить пересекающиеся трансакции и пересекающиеся интересы.
Кстати, в психологически близкой паре обычно учитываются потребности каждой стороны и находятся варианты для их реализации – потому, что обоим выгодно ощущение комфорта в данной паре, и потому оба с минимальными потерями пытаются этого обоюдного ощущения достичь.

Но в том-то и беда, что у большинства наших пар именно этой выгоды и нет, и их понимание близости по принципу «ну все, теперь ты мой/моя» подразумевает именно «обмен»: «Ах, тебе надо флиртовать, тогда и я буду флиртовать! Хотя мне это ни за что не надо и я наживу себе от этого сплошные проблемы (чтобы поиграть потом в игру «Вот до чего ты меня довел(а)». Или иначе: «Ах, тебе нужно флиртовать – пожалуйста, а я ни за что не буду этого делать, чтобы у меня остался повод поиграть с тобой в обиженного супруга (супругу) и обвинять тебя в том, что ты эгоист(ка)» и т.п. То есть нет желания обоим чувствовать себя комфортно, но есть желание что-то «выиграть» за счет другого. И если хотите, нередко у людей именно это право выигрыша и называется «близостью». А по сути близость – это в первую очередь взаимное уважение индивидуальности и взаимное нежелание делать друг другу больно. И если кто-то в чем-то нуждается, ему не нужно выстраивать для этого бастионы оправданий.

Теперь о другой крайности: так называемой «полной близости», о которой так любят мечтать многие романтически настроенные личности. Мол, «они стали друг другу настолько родными, что полностью срослись душами» и т.п. На самом деле такое очень затруднительно, ибо всегда у человека есть как минимум свое бессознательное и те потребности, которые формируются на данном уровне. Особенно сложно, когда опять-таки один из партнеров стремится «поглотить личность другого» под соусом достижения близости (вариант — человек сам стремится отдать партнеру свою индивидуальность по принципу «А теперь ты отвечай за меня»).

Один из возможных маркеров подобной «иллюзии близости» – ситуация, когда в паре хотя бы один из партнеров употребляет фразу «Мы любим друг друга».

Да, ощущение близости – чувство взаимное, и обычно сложно сказать, что «партнер А близок партнеру Б, а партнер Б – не близок партнеру А». Это примерно то же самое. как «точка А отстоит от точки Б на пять сантиметров. а точка Б от точки А – на пять километров». Но при этом близость – не полное слияние, это объединение двух независимых личностей, и в этом объединении ни один партнёр не берет на себя права решать за другого. Поэтому в такой прямой уверенной форме выводы о чувствах «второй стороны» обычно не делаются.

Для того, чтобы быть близкими людьми, опять же не обязательно непременно «делать всё только вместе». Близость как вид общения не требует постоянного нахождения вдвоем чуть ли не насильно. И запросто может статься так, что в одной паре — реально психологически близкой! — один партнер спит, а другой готовит завтрак. А в другой, близкой лишь иллюзорно или «односторонне», оба непременно отправляются на кухню вдвоем (вплоть до того, что режут вместе хлеб одним ножом), потому что стоит им разделиться хоть на мгновение – они тут же потеряют свое «чувство близости», нуждающееся в постоянных подтверждениях и доказательствах. Иногда такую «близость» ехидно называют «близостью сиамских близнецов».

Конечно, если реально близким людям нравится ради развлечения иногда резать хлеб вдвоем одним ножом — кто им это запрещает? А вот в «сиамской близости» такое постоянное совместное взаимодействие со временем становится тягостным и уже не подтверждает чувства близости, а опровергает ее, превращаясь в ту же самую манипулятивную взаимную игру.
Близкие люди куда-то ходят или что-то делают вдвоем не потому, что они должны (потому что называют себя близкими), а потому, что им этого хочется и они могут себе это позволить. Если же обстоятельства вынуждают их делать что-то поодиночке – это не воспринимается как трагедия, и не угрожает ощущению близости.

И для построения близости вовсе не обязательно, чтобы у партнеров были сходные вкусы и запросы во всем. Они вполне могут совпадать в общем, но иметь различные вкусы в деталях: один, к примеру, может любить манную кашу (Пикассо, джаз…), а другой — майонез (Айвазовского, кантри…). И это никоим образом не станет поводом для раздоров.

А попытка «влезть к человеку в сердце и там остаться, наводя при этом там свой порядок» – увы, не близость. Попытка пристать «Скажи, о чем ты сейчас думаешь, мы же близкие люди» – тоже не близость. Это скорее манипуляция «ни одной мысли без моего контроля». Близость подразумевает именно уважение потребностей, а не взаимоуничтожение и не слияние.

Вот самая примитивная иллюстрация.
Муж сел посмотреть футбол.
Разумеется, он не хочет, чтобы близкая ему супруга сидела рядом и его за это пилила.
А чего он хочет? Чтобы она сидела рядом и кричала «гол»?
Не всегда. Иногда он хочет, чтобы она занялась своими делами и дала ему возможность одному посмотреть матч (или пойти на это время к друзьям). Главное — чтобы его потребность была понята и по возможности не осуждена.
И если жене хочется посмотреть какой-то «фильм про любовь», она далеко не всегда хочет, чтобы супруг сидел рядом и задавал вопросы — может быть, ей хочется посмотреть это одной. Только чтобы ей это позволили и за это ее не ругали.
Понятно, что если муж смотрит футбол вместо важной для семьи деловой встречи – это уже сложнее. Но если между супругами есть близость и именно глобальные общие цели – в этом случае муж пойдет на встречу, а про футбол и не вспомнит. А вот если глобальных целей нет, а есть их декларирование, то у мужа по пути и машина сломается, и поезд уйдет, и т.п.
И главное: как только между супругами возникает необходимость контроля с одной стороны, непослушания с другой и противостояния с обоих – о близости говорить уже сложно. Начинаются сплошные психологические игры.

Читать еще:  Русский народ: культура, традиции и обычаи. Старинные русские обряды

Но как быть, если одному из партнеров в определенных моментах жизни игры становятся для чего-то нужны?

Часто мне приходится рассказывать про одну пожилую кладовщицу, которая неустанно наводила на полках с товаром свой, одной ей знакомый порядок. Она не жалея сил переставляла все заново «так, как ей удобно», даже когда ее смена кончалась и она уходила домой на два дня. Оказалось, женщина предпенсионного возраста отчаянно боялась показаться ненужной и стремилась, чтобы хотя бы на этом складе ничего нельзя было найти без нее. Именно так нередко наводят порядок в кухне женщины – чтобы мужчина, случись ему сунуться приготовить себе яичницу, ничего без нее не нашел. Поэтому продукты лежат в самых «нелогичных» местах, а на все вопросы мужа она отвечает: «А мне так удобнее». Может быть, ей действительно так удобнее. Только она сама может не понимать — почему. Однако будь тут близость – продукты бы лежали там, где удобно обоим, раз уж обоим приходится готовить; по крайней мере не было такого восприятия «он посягнул на мою территорию», не было бы этого соревновательного, защитного компонента в поведении. Иными словами, не было бы необходимости получать этот скрытый выигрыш «я главнее тебя хотя бы на кухне».

И пожалуй, можно предложить такое «распознавание игры»: если где-то в общении вы натыкаетесь на упорную нелогичность – тут скорее всего идет игра. Сознательная или бессознательная – неважно. Может быть, потому психологические манипулятивные игры в нашей жизни столь распространены, что логикой человек в своем поведении пользуется куда реже, чем принято думать.

И что важно: любая психологическая близость никак не подразумевает отказ от игр. Скорее имеет место постепенный уход «за ненадобностью» этих игр из общения близких людей. Ибо формирование близости на самом деле идет через игры, но опять же – через конструктивные, не доставляющие боли, и несущие скорее тренинговую нагрузку, чем контрольно-подавляюще-манипулятивную.

Но даже и это — «постепенный уход за ненадобностью» — тоже не совсем верно. Здесь больше может подходить выражение «свобода от игр» : то есть игры в близкой паре могут быть применены «по желанию», и скорее всего, для взаимного удовольствия, для обмена дополнительными, специфическими, завуалированными поглаживаниями и т.п. А вовсе не для того, чтобы один у другого «выиграл». Именно близость позволяет постепенно давать другому этот «выигрыш без борьбы»: «Тебе этого хочется? Пожалуйста, возьми». Тут проглядывает и становится важным именно взаимное желание отказаться от взаимных скрытых манипуляций, которые уже обоими ощущаются как некий обман.

А если игру приходится ломать, от нее отказываться, и это причиняет боль — значит, игра нужна еще этому человеку как манипулятивная или защитная функция, и отнимать ее у него нельзя, пока в ней не разобрались — и понятно, что насиловать «давай разбираться» тоже ни к чему, следует дать этой готовности созреть; вот тоже время, из которого складывается установление близости.

Психологическая близость сама по себе может строиться достаточно сложно: потому что у каждого партнера есть свой прошлый личностный опыт со своими болевыми точками, комплексами, страхами, цензурными установками и т.п. Как говорится – «когда двое встречаются, каждый приносит свой чемодан, и не пустой». Более того, в процессе занятия было озвучено, что едва ли не основное условие для успешного построения психологической близости – это совпадение жизненных установок на цензурном уровне. И/или достаточная гибкость в этой области.

Еще – в вопросах психологической близости желательно избегать бинарности. Например, часто встречается мнение, что-де нужно стремиться к стопроцентной психологической близости, так как все прочие отношения неполноценны. Однако любая оценочность в разговоре об отношениях (особенно о чужих) – вряд ли правомерна. И если обоих партнеров устраивают те отношения, в которых они в данный момент находятся – то значит, это и есть оптимальное для них на данный момент состояние. А если они захотят сближаться далее – будут это делать, но не потому, что им велят со стороны, а потому, что они хотят сами. Можно даже сказать – для перфекционистов! – что «стопроцентная психологическая близость» – это сферический конь в вакууме. И если представлять себе прямую, на одном конце которой – эта самая полная близость, а на другом конце – отношения совершенно чужих людей, то каждая отдельно взятая пара находится между этими состояниями в своей точке: ближе либо к одному концу, либо к другому.

Вообще достаточно полной психологической близости сразу не бывает. Она выстраивается постепенно, пока партнеры идут навстречу друг другу. А идти навстречу в процессе взаимоизучения можно хоть всю жизнь, потому что люди меняются.. То есть у близости нет финала. Нельзя сказать «я закончил(а) изучение моего партнера/партнерши, теперь мы близкие люди и все друг о друге знаем, теперь нам изучать друг друга идти на сближение некуда». Вот как только под «изучением партнера» подведена жирная черта – пошло движение в обратную сторону, расхождение. Близость – это именно потребность в постоянном прислушивании к партнеру/партнерше, в постоянном наблюдении за его/ее реакциями, размышлении о его/ее потребностях, причем протяженное во времени: ведь человек-то со временем меняется, причем как «наблюдаемый», так и «наблюдающий». И самое главное — это изучение не трудно, а скорее интересно. Ведь каждая личность – бесконечна, как космос, и точно так же, как может быть чрезвычайно увлекательным исследование космических глубин – так же может увлекать и захватывать и изучение человека, с которым вы хотите построить эту самую психологическую близость. Особенно если он точно так же изучает вас, и вы оба имеете возможность обсуждать ваши наблюдения, делиться ими к совместной пользе и так далее.

Источники:

http://www.b17.ru/article/155219/
http://studopedia.ru/5_51808_psihologicheskaya-blizost-kak-osnovnoy-priznak-doveritelnogo-obshcheniya.html
http://www.naritsyn.ru/psychological_intimacy_what_is_this.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector