1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Суррогатное материнство: медицина, этика, право. Минобрнауки россии

Правовые и этические аспекты суррогатного материнства в России

В странах Запада и России считается, что суррогатное материнство является справедливым вознаграждением семейным парам, не имеющим возможности самим завести детей. Действующие законы определяют четкий порядок применения репродуктивных технологий, оговаривая и денежное обеспечение суррогатного материнства, основанных на правовых аспектах. В юридическом аспекте словосочетание «суррогатное материнство» понимается, как вынашивание по заказу ребенка, зачатого с применением биотехнологий и медицинским вмешательством.

Право РФ является одним из самых либеральных в мире, особенно в практике репродуктивных технологий. Федеральный закон № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 года, содержит юридическое толкование терминов и процесса в целом. Основой репродукции ребенка являются методы преодоления бесплодия с применением зачатия и раннего развития эмбриона вне материнского организма, включая использование донорских или криоконсервированных половых клеток, тканей и репродуктивных органов. Закон отдельно оговаривает суррогатное материнство, как процесс, на основе которого мужчина и женщина, состоящих в браке (официальном или гражданском) имеют право на применение технологий при наличии добровольного согласия на медвмешательство. С правовой точки зрения, под суррогатным материнством понимается вынашивание ребенка для супружеской пары, не состоящий или состоящей в зарегистрированном браке. Одинокая женщина также имеет право на применение вспомогательных технологий при наличии согласия на внешнее медицинское вмешательство и использование донорских половых клеток. Женщина, согласившаяся на это, имеет право на получение любой информации о результатах генетического обследование донора.

В правовом аспекте суррогатное материнство представляет собой вынашивание женщиной эмбриона и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения. Суррогатная мать вынашивает плод после переноса ей донорского эмбриона, причём её может быть любая здоровая женщина 20-35 лет, имеющей не менее одного собственного ребенка и получившей медзаключение о хорошем состоянии здоровья. Она подписывает соглашение о добровольном согласии на медицинское вмешательство. Женщина, состоящая в браке, тоже может быть суррогатной матерью, но исключительно по письменному согласию её супруга. Суррогатная мать, как указывается в законе № 323, не может быть одновременно донором яйцеклетки. Процедуре искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона может быть подвергнута и одинокая женщина, не состоящая в браке, это также является суррогатным материнством.

С морально-этической точки зрения уже имеются случаи, когда суррогатная мать после рождения ребенка передумала и не даёт согласия биологическим родителям на запись их в качестве отца и матери. Это право предоставляется п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ. Таким образом, суррогатная мать может оставить себе биологически чужого ей ребенка, официально считаясь матерью (со всеми гражданско-правовыми последствиями). Практика показывает, что женщина идёт на это в силу материнских чувств, являющихся уникальным психологическим проявлением. Криминологи предостерегают будущих родителей от того, что некоторые женщины идут на суррогатное материнство с целью шантажа, требуя значительных денежных сумм, не оговоренных договором. Юристы обращает внимание на то, грамотно составленное соглашение между биологическими родителями и суррогатной матерью может предотвратить нежелательные развития событий. В документе следует подробно оговорить приобретение и передачу гражданских прав и обязанностей, касающихся отдельного биологического субъекта (ребенка). Договор должен предусматривать лишь компенсацию с целью создания роженице благоприятных условий вынашивания ребенка, обеспечивается также и последующая реабилитация женщины, родившей девочку или мальчика. Необходимо чётко прописать положение о том, что в случае решения суррогатной матерью оставить себе ребёнка, она теряет компенсацию и оплачивает все медпроцедуры.

В Госдуму РФ внесен законопроект, ограничивающий действие правовых норм по использованию суррогатного материнства. По мнению сенатора Антона Белякова, Россия стала «центром репродуктивного туризма». Проект закона внесен в Госдуму 27 марта, в нём предлагается запретить суррогатное материнство. Беликов полагает, что отношения между его участниками не регулируются государством в правовой плоскости. Проект поддерживает и Российская православная церковь (РПЦ). Юристы и медики выступает против позиции Антона Белякова. Известные адвокаты Москвы, учитывая морально-этические аспекты серьезные проблемы, настаивают на том, что каждая женщина, желающая иметь ребенка методом суррогатного материнства, имеет право воспользоваться этим, так как в противном случае нарушаются права человека и гражданина. Сам Беляков акцентирует внимание на том, что к договору на материнство необходимо заключать параллельно обратное соглашение с биологическими родителями, в котором оговорить право суррогатной матери оставить себе ребенка. Московские юристы отмечают, что инициатива Белякова является поводом для того, чтобы разработать специализированную законодательную базу, охватывающей все правовые и морально-этические аспекты суррогатного материнства на территории Российской Федерации.

Законодательство о суррогатном материнстве в России: комментарий российских юристов

1 января 2012 года в России вступил в силу Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан Российской федерации». На основе некоторых статей этого закона, а также статей Семейного кодекса и других подзаконных актов, — суррогатное материнство в России обрело законную коммерческую базу.

Читать еще:  Стихи любимой «скучаю. Скучаю по тебе, любимая — стихи

В п.10 этой же статьи закона «Об основах охраны здоровья граждан Российской федерации». дается определение данной вспомогательной репродуктивной технологии: «Суррогатной матерью может быть женщина в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет, имеющая не менее одного здорового собственного ребенка, получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья, давшая письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. Женщина, состоящая в браке, зарегистрированном в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга. Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки».

Семейный кодекс Российской Федерации формулирует следующие определения относительно суррогатного материнства. Согласно ст. 51, п.4: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Согласно статье 52, п.3 «Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства».

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «Об актах гражданского состояния», где определяется порядок регистрации новорожденного в органах ЗАГС: «при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка».

Приказ № 67 Министерства здравоохранения РФ от 2003 г. «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия», где определяются показания к проведению процедуры суррогатного материнства в России, требования к суррогатным матерям, а также объем исследований для заменяющей мамы и биологических родителей.

Таким образом, процедура суррогатного материнства в России разрешена и регулируется на основе законодательства страны.

Ряд российских юристов Понкин И.В., Еремян В.В., Михалева Н.А., Богатырев А.Г., Кузнецов М.Н., Понкина А.А. дали свою оценку некоторым статьям Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан Российской федерации», в частности, о суррогатном материнстве.

В комментарии к закону говорится о недопустимости создания рассматриваемым Федеральным законом условий для формирования системы аморальной индустрии на суррогатном материнстве (части 1, 9 и 10 статьи 55).

Также в комментарии подчеркивается, что при всей сложности и неоднозначности вопроса о суррогатном материнстве, осуществляемом «по доброй воле», можно привести (не исключено, что дискуссионные) рациональные замечания и возражения нравственного порядка.

Полностью текст Комментария о суррогатном материнстве приводится ниже:

«Закрепление ситуации, когда в силу совершенно очевидного отсутствия в рассматриваемом Федеральном законе каких-либо ограничений и запретов на вынашивание и рождение ребенка по договору на коммерческой основе (за вознаграждение) роль женщины как матери аморально сводится к роли оплачиваемого живого инкубатора в индустрии суррогатного материнства, является совершенно недопустимым, грубейшим образом посягает на человеческое достоинство женщины и ее гендерные права, противоречит статьям 3 и 14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, статьям 5 и 7 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948, статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19.12.1966, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18.12.1979, Конвенции Совета Европы о предупреждении и пресечении насилия в отношении женщин и насилия в семье от 11.05.2011 [1] , целому ряду иных международных документов о правах женщин.

Фактически организацию и осуществление суррогатного материнства на коммерческой основе, превращающего женщину в коммерчески эксплуатируемого «человека-инкубатора», обоснованно можно рассматривать и оценивать как аналог организации занятий и самого занятия проституцией (защитники «права на свободное использование своего тела» женщиной в рамках проституции так же пытаются сформировать мнение, что это исключительно личное дело женщины – как ей использовать свое тело, что это – такая же работа, как и другие виды трудовой деятельности, и она должна получать деньги за такие свои услуги…).

Приводимый в обоснование социальной приемлемости также и коммерческого суррогатного материнства его защитниками аргумент о том, что выплата возмещает расходы суррогатной матери, понесенные ею в период вынашивания и в связи с вынашиванием чужого ребенка, не выдерживает критики, поскольку такое возмещение расходов как раз не вызывает возражений. Но в том и отличие осуществления суррогатного материнства на коммерческой основе от некоммерческого суррогатного материнства: суррогатная мать и (главная проблема) посредник получают вознаграждение (помимо указанного возмещения), по существу, осуществляя предпринимательскую деятельность.

Ряд зарубежных правоведов оценивают такого рода коммерческие отношения как искажающие природу отношений «мать-дитя» и противоправно посягающие на человеческое достоинство женщины, аргументировано доказывают обоснованность использования применительно к такого рода коммерческим отношениям понятий «лизинг матки» и «торговля детьми» [2] .

Читать еще:  С днем рождения 65 лет женщине хх

Поскольку сегодня средняя стоимость такого рода услуг позволяет воспользоваться ими только весьма состоятельным лицам, введение возможностей коммерческого суррогатного материнства будет преследовать цели исключительно ограниченного числа богатых лиц, что вполне может спровоцировать социальную ненависть к ним со стороны остальной части общества, поскольку с нравственной точки зрения это мало чем отличается от введения возможности свободного коммерческого оборота внутренних органов.

Именно поэтому, надо полагать, организация и осуществление суррогатного материнства на коммерческой основе запрещены в большинстве стран мира, во многих штатах США. А во многих странах мира вообще запрещено суррогатное материнство (к примеру, во Франции запрет суррогатного материнства определяется статьей 16-7 Гражданского кодекса Франции [3] , вытекает еще из ряда актов).

В Нидерландах, Бельгии и многих других странах запрещено любое посредничество (даже на некоммерческой основе) в организации и осуществлении суррогатного материнства [4] .

В соответствии с пунктом 1 параграфа 2 Закона Великобритании о регулировании некоторых видов деятельности в связи с договоренностями, достигнутыми с целью использования женщин, вынашивающих детей в качестве суррогатных матерей, от 16.07.1985, «ни одно лицо на коммерческой основе не вправе совершать никакое из нижеследующих деяний в Соединенном Королевстве:

(a)инициировать или принимать участие в любых переговорах с целью планирования и организации суррогатного материнства,

(b)предлагать или соглашаться на переговоры относительно осуществления суррогатного материнства, или

(c)приготовлять любую информацию с целью ее использования в осуществлении или организации суррогатного материнства;

и ни одно лицо не вправе в Соединенном Королевстве осознанно побуждать другое лицо к осуществлению указанных действий на коммерческой основе» [5] .

Пункты 2–9 указанного параграфа Закона Великобритании дополняют вышеприведенную формулировку, уточняя ее и устанавливая ответственность за нарушения указанных выше запретов, создавая правовые преграды различного рода уловкам, призванным обойти такие запреты.

Указанные акты (лишь пример из длинного ряда таковых) совершенно определенно показывают, что суверенное, уважающее себя государство, дорожащее своей международной репутацией и репутацией перед своими гражданами не может легализовывать аморальный бизнес «на чреве женщины», как не может легализовывать организацию занятий проституцией или торговлю людьми».

[2] См., например: Banda Vergara A. Dignidad de la persona y reproducción humana asistida // Revista de Derecho. – 1998, diciembre. – Vol. IX. – P. 7–42; Gómez de la Torre Vargas M. La fecundación in vitro y la filiación. – Santiago de Chile: Editorial Jurídica de Chile, 1993. – P. 201, 204–205.

[4] Avis de Comité Consultatif de Bioéthique № 30 du 5 juillet 2004 relatif à la gestation-pour-autrui // .

[5] Act to regulate certain activities in connection with arrangements made with a view to women carrying children as surrogate mothers (Surrogacy Arrangements Act 1985) // ; . Перевод А.А. Понкиной.

Суррогатное материнство: медицина, этика, право. Минобрнауки россии

Этико-правовые проблемы суррогатного материнства носят интернациональный характер. Так, на Международной конференции «Биоэтика, медицинская этика и здравоохранительное право» (21-23 марта 2017 г, Лимассол (Кипр), Malke Borowсреди основных негативных трендов медицинского туризма отметил, что часто мотивацией медицинского туризма является то, что суррогатное материнство (а также аборт, ЭКО, лечение стволовыми клетками) не легализовано в стране пациента – медтуриста. В результате этого возникает противоречие национального законодательства пациентов и законодательства Израиля, и до сих пор нет единого понимания, как решать такие трансакции. Будет ли преследование для пациентов, когда они вернуться в страну, где эти виды помощи являются не законными. Будут ли предприняты какие-то санкции для страны, предоставляющей услуги иностранцу. И какие юридические проблемы могут возникнуть для доктора, который вместе с пациентом пересек границу именно с этой целью – проведения нелегальной в его стране процедуры

Сегодня в России остро стоит проблема резкого ухудшения демографии. Тем самым становится актуальными вопросы экстракорпорального оплодотворения и суррогатного материнства.

Конституционными основами репродуктивных прав человека являются, в частности, ст.ст. 21, 23 и 38 Конституции Российской Федерации. Первый ребенок, родившийся с помощью метода экстракорпорального оплодотворения, появился на свет в Англии 25 июля 1978 г. Почти одновременно с этим событием вопросы, связанные с ненатуральными способами рождения человека, стали предметом обсуждения среди юристов, в том числе и в нашей стране.

За рубежом обычно используется более широкое понятие суррогатного материнства. Так, например, в США под суррогатной матерью понимается любая женщина, вынашивающая ребенка не для себя, в силу обязательств, взятых ею перед иными лицами с целью последующей передачи ребенка этим лицам. В Англии под суррогатной матерью понимают женщину, вынашивающую плод, и рожающую ребенка в интересах (в пользу) другого лица или лиц и соответственно согласившуюся передать ребенка этим лицам после рождения. В Израиле суррогатной матерью закон признает любую женщину, в том числе и генетическую мать, родившую ребенка для передачи другим лицам.

Читать еще:  Лучшие блузки. Всегда актуально и женственно! Самые модные блузы

Таким образом, для определения понятия суррогатное материнство необходимы два важных критерия: наличие генетической связи (в том числе и в усеченном виде) между лицами, ожидающими ребенка и ребенком, факт вынашивания женщиной ребенка с целью передачи лицам, его ожидающим.

В Российской Федерации суррогатное материнство законодательно закреплено в ч.9 и 10 ст. 55 «Применение вспомогательных репродуктивных технологий» Федерального закона «Об основах здоровья граждан в Российской Федерации» (№ 323 ФЗ oт 2011 г.) как «вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключенному между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям» [1]. В ч.10 указанной статьи прописаны требования к суррогатной матери (возраст, наличие одного ребенка и др.). Особенностью суррогатного материнства является то, что в отличие от иных способов зачатия ребенка появляется дополнительная сторона – суррогатная мать, в зависимость от воли которой закон ставит решение вопроса о судьбе будущего ребенка. Согласно нормам СК РФ лица, состоящие в браке и давшие согласия на имплантацию эмбрионе другой женщине с целью его вынашивания, после рождения ребенка могут быть записаны в качестве родителей в книге записей рождения только с согласия женщины родившей ребенка (ч.2 п.4 ст. 51СК РФ).

Таким образом, российское законодательство признает такой институт как суррогатное материнство, однако, достаточного правового закрепления данный институт не получает. Необходимо более детальное закрепление прав и обязанностей сторон, определенных ст. 55, в отдельном нормативном акте, поскольку применять к сторонам обязательства нормы Гражданского кодекса, как к иным двусторонним сделкам, представляется не этичным [3, 5, 9]. Решению рассматриваемой проблемы будет также способствовать выделение в гражданском праве отдельной отрасли – медицинского права, субъектный и объектный состав которого более адекватен законотворческой и правоприменительной практике в рассматриваемом проблемном поле [2, 6,7].

Кроме того, многие исследователи считают, что норма п.9 ст.55 ущемляет права одиноких мужчин, лишая их возможности воспользоваться услугой суррогатного материнства. Вопрос определения качества такой услуги также остается дискуссионным [8,10].

И тем не менее, судебная практика и данные обзора специальной литературы показывают, что в рассматриваемом проблемном поле преобладают биоэтические споры. Причем эти этические конфликты носят интернациональный характер, о чем свидетельствует тематика международных конференций по Биоэтики (UNESCO Chair in Bioethics 10th World Conference on Bioethics, Medical Ethics and Health Law, Jerusalem, Israel, January 6-8, 2015 [4].

Медицинская деятельность по-прежнему сильна, и расширяющийся каталог «медицинских условий» предлагает процветающий и плавучий рынок медицинских услуг. Применение технического языка дает клинический императив, и он проникает во многие разные области. В последние годы это стало особенно заметным в профилактической или активной области здравоохранения. Здоровье пронизывает все аспекты жизни: работа, досуг и даже сознание теперь попадают в сферу медицины. Средства масс-медиа все чаще призывают к ответственности за здоровье. Клинические скрининговые программы, прививки и прием добавок становятся нормой для всех.

Мы все становимся участниками новой демократии в медицине. Правительства «подталкивают» нас к принятию «здоровых» решений и выборов, в то время как «волнуются хорошо» — это очень узнаваемое присутствие. По данным Nicola Glover (Thomas Professor of Medical Law School of Law, University of Manchester, UK) В Великобритании «подталкивание» стало политическим инструментом выбора, и правительство поддерживает 20-летнее заявление о том, что NHS существует, чтобы «способствовать хорошему здоровью, а не только оказывать медицинскую помощь людям, когда они заболевают». Сейчас мы живем в мире, где пациенты участвуют, а не подвергаются принятию решений от их имени.

В настоящее время никакая область медицины не может уклониться от биоэтической рефлексии, поскольку взрыв биологических знаний и диагностических и терапевтических возможностей постоянно ставит вопросы о путях, ограничениях и возможностях использования научных достижений, которые, если их не контролировать, могут даже подорвать самое будущее человека. Темы экспериментов и измененных отношений между врачом и пациентом особенно деликатные, потому что они постоянно ставят под сомнение этические принципы автономии, положительных эффектов и справедливости.

Проведение экспериментов является необходимым для прогресса медицины, но для ее внутренних рисков требуется широкая сеть этико-правовых гарантий для пациента, чтобы регулировать принципы, методы и цели реализации, чье уважение находится в руках комитетов по этике, подотчетных независимых органов для защиты прав и благополучия пациентов, набранных в экспериментах, для обеспечения публичной гарантии. В их отношении с пациентами врачи привержены не только все более сложной деятельности с технической точки зрения, но также, благодаря большей этической и профессиональной осведомленности, в близости к пациентам, уважающим их разнообразные и сложные права людей. Это самый высокий синтез биоэтической эволюции, которому доверено практическое решение конкретных медицинских проблем в комплексном представлении о полном уважении к человеку.

Источники:

http://oane.ws/2017/03/27/pravovye-i-eticheskie-aspekty-surrogatnogo-materinstva-v-rossii.html
http://pravoslavie.ru/53376.html
http://eduherald.ru/ru/article/view?id=17396

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector