4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жизнь на женской зоне. Женские тюрьмы

Жизнь на женской зоне. Женские тюрьмы

В российских местах лишения свободы для женщин иерархия заключенных и вообще быт существенно отличается от мужских зон и тюрем – там, как правило, нет понятий и не рулят воры в законе. Тем не менее, определенное кастовое деление есть и в «дамских» МЛС. Изгои здесь обладают теми же качествами, что и везде.

Те, кто сдаст априори

Самые презираемые зечки в женских МЛС несколько отличаются от представителей низжих мастей в мужских зонах и тюрьмах – здесь иерархическая лестница имеет свои ступени. В первую очередь, в женской тюрьме имеет значение личность осужденной, а не ее послужной список отсидок и прежних криминальных «заслуг».

Строго говоря, в женских зонах и тюрьмах почти нет определенных категорий зечек, которых изначально и принципиально гнобят и прессуют – все зависит, главным образом, от личностных качеств осужденной. Изгоев в женских МЛС, в основном, просто сторонятся.

Одни из самых презираемых в женских МЛС – героинщицы, наркоманки с большим стажем. Это выхолощенные в моральном плане особи, способные продать и предать буквально за щепоть чаю, кусок мыла или сигарету. Любую стоящую информацию, исходящую от новой знакомой, они стараются «монетизировать», стуча администрации МЛС.

В зонах и в камерах СИЗО сиделицы стараются жить «семьями» – завести себе подругу (подруг) по несчастью и заниматься с ними общим нехитрым хозяйством. Это не имеет ничего общего с лесбийскими наклонностями – просто так легче выжить в заключении, к подобному способу обустройства в особых условиях женщин толкает инстинкт семейственности, заложенный в представительнице слабого пола изначально, свыше. Героинщицы – одиночки, в «семью» их никто не принимает.

Женщины в отличие от мужчин по определению более словоохотливы, поэтому некоторые сиделицы сдать могут даже не умышленно, а «по простоте душевной». Таких в зонах и тюрьмах тоже сторонятся, но особо не гнобят – «старшая» знает всех стукачей в камере или в отряде, и считается, что уж лучше «своя», чем присланная новая, от которой не знаешь, чего ожидать.

Детоубийцы и больные

Убийц своих детей на женской зоне запросто могут избить и потом постоянно унижать – это изначально изгои среди осужденных, пожалуй, главная категория сиделиц, которым суждено расплачиваться в неволе за свое прошлое.

В женских зонах и тюрьмах сидят много «вичовых» (с диагнозом вирусного иммунодефицита человека), больных венерическими или онкологическими заболеваниями. Этих тоже сторонятся из чувства брезгливости и боязни заразиться.

Надо работать или огребешь

В низшей касте в женской зоне может оказаться любая, если она не выполняет производственное задание. Женщине (девушке), не способной освоить швейную машинку и выдавать «на гора» ежедневную норму, грозят серьезные разборки в отряде, вплоть до избиения: от ее выработки страдает весь коллектив. Отрядницы могут вырвать волосы, выбить зубы, а в карцере отделают дубинками. Даже если у сиделицы хороший «подогрев» с воли, но она не умеет шить, «люлей» ей чаще всего все равно не избежать.

Потерявшиеся

В женской зоне и тюрьме для их «постоялиц» особенно важно соблюсти физическую чистоту, что не так просто в сравнении с условиями на воле. Зачуханных, запустивших себя там не любят и избегают. Не зря одной из самых ценных вещественных валют в таких МЛС наряду с сигаретами и чаем является простой кусок мыла. Не всем удается получать хорошие передачи с воли, и поэтому многие зечки нанимаются дежурить за других за пару пачек сигарет, чая или шампунь – дежурство всегда можно купить. Такие осужденные не презираемы другими, если содержат себя в чистоте и не «косячат», просто у них безвыходное положение.

Жизнь на женской зоне. Женские тюрьмы

С каждым годом в нашей стране растет число преступлений, совершенных женщинами. Вместе с тем растет и количество женских колоний. Далее предлагаем взглянуть на то, как устроен быт заключенных женских тюрем.

Распорядок дня – это главный документ во всех исправительных учреждениях
Перед вами стандартный день заключенных на примере можайской женской колонии (ИК-5 – Московская область).

Женские колонии не делятся по видам режима на общие, «строгачи» или особые. Здесь сидят все вместе — убийцы и мелкие воришки, наркозависимые и крупные дилеры, бывшие сотрудники органов и женщины, скрывающиеся от правосудия десятилетиями.

Читать еще:  Какой лучший подарок для мамы. Что нельзя дарить. Чайный или кофейный набор

Большая часть осужденных работает на швейном производстве. Шьют в форму для ФСИН и полиции. Иногда, стремясь отрешиться от повседневной рутины – шьют женские платья


На воле эти женщины точно не пропадут!

А это уже кадры из женской колонии в Атырау (Казахстан)

Заключенные участвуют в проекте «28 петель», в рамках которого они вяжут одежду для недоношенных детей из перинатальных центров. Женщины знают, что вещь, связанная их руками, может спасти жизнь маленькому ребенку. Многие заключенные говорят, что воспринимают это как искупление прошлых грехов.


Что касается досуга, то в женских колониях устраиваются как спортивные мероприятия, так и концерты с дисктеками

Начальники колоний считают, что женщины и на зоне должны оставаться женщинами. Потом они выйдут в мир, и задача исправительного учреждения — научить их быть полноправными членами общества. Поэтому им создают все соответствующие условия, а за неряшливость женщин наказывают.

В женских колониях даже устраивают конкурсы красоты




Еще одна особенность женских колоний – это то, что в некоторых живут дети рожденные в неволе.

Для заключенных с детьми создают специальные условия, а также идут на послабление режима. В три года детей передают или родственникам, или в детский дом.

Тюрьма – страшное место. Только посмотрите, сколько страданий в этих глазах…
Екатерина, 28 лет. Преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, срок 4 года 6 месяцев, отбыла 4 года.

Татьяна, 54 года, осуждена за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков. Из общего срока наказания 4 года и 3 месяца отбыла 2 года, находится в реабилитационном центре колонии.

Яна, 28 лет. Осуждена за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, срок 5 лет 6 месяцев, отбыла 2 года.

Анна, 25 лет. Преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, срок 8 лет 1 месяц, отбыла 4 месяца.

Анастасия, 26 лет. Осуждена за убийство на 6 лет лишения свободы, отбыла 3 года.

Как живут осужденные женской колонии

В женском отряде колонии-поселения №5 в Десногорске Смоленской области отбывают наказание 14 женщин. Живут здесь достаточно свободно: от осужденных не требуется ходить строем, их выпускают в город, предоставляют свидания без ограничений, да и сами бытовые условия все больше напоминают общежитие с удобствами, а не пенитенциарное учреждение — дамы могут пользоваться душем, стиральной машиной и комнатой для отдыха. Но, безусловно, от здешних обитательниц требуют неукоснительного соблюдения установленного распорядка. Нарушителя, как и в любом другом исправительном учреждении, ждет ШИЗО.

Женщины остаются женщинами даже за решеткой — также прихорашиваются, мечтают о любви и строят планы на будущее.

В последние годы, по словам сотрудником колонии, среди «спецконтингента» все больше молодежи – 20-30 летних девушек. Еще одна тенденция – рост числа осужденных за невыплату алиментов в пользу детей.

«Эта категория не задерживается – сроки их нахождения в неволе 2-4 месяца, но многие, освободившись, через какое-то время вновь попадают к нам. После тюрьмы женщины возвращаются к привычному для них образу жизни и окружению, и их долг по алиментам только растет», — рассказывает начальник отряда колонии-поселения Светлана Бычкова.

Именно начальник отряда — первый человек, который встречает здесь вновь прибывших. Светлана занимает свою должность 10 лет, и, несмотря на то, что имеет солидный стаж работы в уголовно-исполнительной системе, именно это направление считает близким и «своим».

Светлана Бычкова говорит, что ей жаль каждую из подопечных.

Она придумывает для осужденных женщин конкурсы, проводит культурные мероприятия, в которых ее подопечные с удовольствием принимают участие. С одной стороны — развлечение, с другой — еще одна форма перевоспитания. По инициативе Светланы пять лет назад в колонии начали проводить «Цветы Калины» — творческий конкурс красоты для осужденных женщин, где они не только демонстрируют умение подать себя, но и свои таланты, и даже эрудицию. И перед стартом конкурса колония «гудит»: в коридорах и комнатах только и разговоров, что о предстоящем соревновании.

«Не все новички идут на контакт сразу, – рассказывает Светлана, — девушки разные по характеру, образу жизни, образованию, но потом потихоньку раскрываются, рассказывают о себе и начинают делиться новостями из личной жизни – кому они позвонили (у нас есть стационарный телефон для связи), кого ждут на свидание. Родители осужденных и их мужья – частые гости учреждения, в большинстве случаев мужчины своих вторых половинок не бросают».

Если женщина ждет ребенка (что здесь далеко не редкость), она находится под постоянным контролем медработника. После родов малышей, как правило, забирают родные, если такой возможности нет, тогда оставляют с мамой, выделяя им отдельную камеру. И новорожденный становится объектом особой заботы, которую проявляют как осужденные, так и сотрудники, принося из дома игрушки и пеленки-распашонки.

Читать еще:  Креп: традиции стильной элегантности. Ткань креп - что за материал

При колонии есть школа, если есть заказы – работает швейная мастерская.

Но женщины, независимо от статуса, остаются женщинами. И, по словам Светланы Бычковой, здешние обитательницы большинство времени уделяют внимание себе и своему внешнему виду – пытаясь похудеть, крутят обручи, занимаются гимнастикой, наводят красоту. И нередко, покидая колонию, осужденная настолько преображается, что уже в ней трудно узнать ту, прежнюю женщину.

«Мне всех их жалко, и я твердо убеждена — «от сумы и от тюрьмы не зарекайся», — говорит Светлана. – Одна ребенка в ведре утопила, другая скинула маленькую дочь с седьмого этажа, по-человечески можно по-разному относиться к их поступкам, но для меня все подопечные равны, каждая – человек, пусть и оступившийся. Хотя психологически совсем непросто слушать такие истории. Как, впрочем, и ежедневно погружаться в эту многослойную атмосферу, в которой есть место и слезам радости, и раскаянию, и злобе на окружающий мир».

Женщины остаются собой даже в неволе. Обувные полки в колонии-поселении.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. Анна и ошибки ее молодости

Девушке напротив – 27, я бы не дала больше 21-го. Веселый нрав, подростковый стиль в одежде, легкость в общении, озорные глаза. Когда узнаю, за что она осуждена, на секунду думаю, что я ослышалась, или она цинично шутит: 228-я статья УК? Наркотики?

Аня появилась в «пятерке» полтора года назад – ее перевели за хорошее поведение из колонии общего режима в Орле, где она пробыла больше двух лет.

Все, что произошло с ней «до», называет ошибкой молодости. И, скорее всего, воспринимает случившееся, как затянувшееся приключение. Девушка родилась и выросла в Брянске, а учиться приехала в Москву — успела получить педагогическое образование и стать дипломированным преподавателем иностранного. А потом — люди в форме, задержание, предъявление обвинения в «незаконном приобретении и хранении», суд, наручники, колония.

«Потусить захотелось, — объясняет Анна, признаваясь, что периодически сама употребляла, — в институте это было достаточно распространено. Мама переживает, винит себя, что меня упустила. А я? Я разубеждаю ее, поскольку точно знаю, что во всем виновата сама – все это я сама сотворила своими руками».

Сегодня мама активно поддерживает дочь, приезжает, навещает. Кроме нее в колонию наведывается и любимый человек Анны, который не бросил девушку и уверяет, что ждет. Периодически шлют приветы бабушка с дедушкой, которые живут в Одессе. Единственный из родни, кто отвернулся от нее – дядя, он перестал общаться с племянницей.

Аня считает, что, несмотря ни на что, ее жизнь только начинается.

«Сначала было очень тяжело, в первый год моего срока я думала, что жизнь кончилась, помогла вера в Бога. Считаю, что сейчас, как в знаменитом фильме, все для меня только начинается», — говорит девушка.

Помимо чтения классической литературы Анна пристрастилась в колонии к рисованию – причем до этого таких талантов в себе не замечала.

Как и все ее подруги, Анна ждет то время, когда можно будет подать ходатайство об УДО.

«У вас там кризис, курс доллара растет, а мы живем в другой реальности – встречами с близкими, конкурсами… Планы после освобождения? Конечно, есть. Прежде всего, найти работу, может, меня возьмут переводчиком, хотя с судимостью устроиться будет сложно. Я больше не хотела бы попадать в тюрьму, мне надо возвращаться к нормальной жизни, заводить семью, надеюсь, что у меня все будет хорошо», — заключает девушка.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. Женя, ее стихи и надежды

Женя нашла новую любовь, уже будучи осужденной.

«Большие, добрые, красивые глаза,

Заботливые ласковые руки.

Все это мамочка любимая моя,

Которой не хватает так в разлуке.

Твой нежный голос и спокойный тон

Я часто вспоминаю на мгновенье

Одна слезинка, еле слышный стон —

Вот все, что выдает души смятенье

Прости меня, пожалуйста, прошу,

Вина моя перед тобой бескрайна.

Одним желаньем я теперь дышу

Твое уменьшить тяжкое страданье».

Эти стихи 30-летняя осужденная колонии-поселения №5 Евгения написала, уже будучи за решеткой. Ее полушутя здесь называют местной звездой. Женя – дважды победительница всероссийского конкурса стихов среди осужденных «Я верну потерянное имя». Сейчас она почти не пишет. По словам Жени, ее толкают на творчество негативные и грустные мысли, а то состояние эйфории, в котором она находится, отнюдь не способствует стихосложению. Дело в том, что Женя беременна, через несколько месяцев она и ее жених ждут появления на свет мальчика. И она от всей души надеется, что произойдет это уже на воле.

Читать еще:  Раздражаюсь на ребенка что делать. Что делать если бесит собственный ребенок

Ее история вполне смахивает на сюжет современной мелодрамы. Хорошая девочка из благополучной семьи с широко распахнутыми на мир глазами – единственный ребенок в семье, в какой-то момент связывается с плохим парнем, выходит за него замуж, и вся примерная жизнь вчерашней отличницы летит под откос.

Женя откровенно рассказывает о том, что муж употреблял наркотики, и также зарабатывал на этом деньги. «Я? Я боролась, пыталась его вытянуть и сама подсела. Я даже не могу понять, когда, в какой момент все пошло не так. Я думала тогда, что взять могут кого угодно, но только не меня. Я считаю, что сама во всем виновата», — рассказывает женщина.

Женя с мужем в итоге развелись. Забрали его, следом ее. Та же 228-я статья УК, и приговор суда — шесть лет колонии.

Пять месяцев назад Женю отпустили в отпуск домой (есть такая практика в колонии). Она встретилась с бывшим молодым человеком, с которым была знакома еще до свадьбы. Чувства вспыхнули вновь.

«Его ничуть не смущает мой статус. Мы решили быть вместе. Любимый сделал мне предложение, и я ответила согласием. Мы обязательно поженимся. Главное для меня сейчас — родить здорового ребенка, – продолжает строить планы Женя, — и дать ему максимум любви. И, конечно, самой стать на ноги».

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. Ирина, ее большая любовь и убийственная ревность

На Ирину я обратила внимание еще до личной встречи – когда начальник отряда Светлана показывала на своем рабочем компьютере фотографии с прошлогоднего творческого конкурса среди осужденных колонии «Цветы калины».

«А вот и наша победительница», — указала она на яркую женщину, не предупредив меня, за что та осуждена.

«105 статья УК. Убийство. Убила любовницу мужа. Осуждена на 12 лет и 10 месяцев», — спокойно говорит Ирина.

— А сколько вам тогда было? – уточню я.

— 23 года. А сейчас мне 34.

По словам Ирины, она вышла замуж по большой любви, правда, какое-то время спустя стала подозревать мужа в измене. Женское чутье не обмануло: как-то, вернувшись домой раньше обычного, она застала супруга с любовницей.

«Инициатором скандала была она, перепалка переросла в драку, и я ударила ее несколько раз ножом, один из ударов попал в сердце, — рассказывает Ирина. — Потом сама пошла в милицию и написала явку с повинной. Да, мне было жалко, и не только саму девушку, но и ее родителей».

Ирина утверждает, что она писала извинительные письма матери погибшей, просила прощения. Моральный ущерб от потери дочери родные оценили в 100 тысяч, и эту сумму женщина также выплатила.

«Я много думала о произошедшем, о том, что все можно было повернуть иначе. Да, мы сами делаем свою судьбу, но порой обстоятельства выше нас», — рассуждает женщина.

В неволе Ирина с удовольствием включилась в самодеятельность, и, как в детстве, стала получать удовольствие от выступлений, игры на сцене. Во Владимирской колонии, где она провела девять лет, она участвовала в спектаклях для воспитанников из детского дома, а в Десногорске она стала лучшей в творческом конкурсе и получила корону победительницы.

Ира верит, что еще встретит любовь.

Кстати, с мужем она развелась. А несколько месяцев назад, выйдя за пределы колонии, познакомилась с другим мужчиной. Некоторое время спустя Ирина поняла, что беременна, любимый сначала обрадовался, начал строить планы на будущее, а потом исчез.

«Я думаю, у меня все сложится и я еще встречу своего мужчину. Скрывать от него свое прошлое не буду, не вижу смысла. Нужно выбирать такого человека, чтобы воспринимал меня такую, какая я есть», — заключает Ирина.

Согласно официальным данным, в России — 35 женских колоний, где содержатся около 60 тысяч человек. Колоний строгого режима для представительниц прекрасного пола не бывает — убийц и других осужденных по тяжким статьям приговаривают к общему режиму, откуда их за хорошее поведение могут перевести в колонию-поселение, где отбывают наказание, как правило, за кражи, невыплату алиментов, причинение легкого вреда здоровью.

Источники:

http://russian7.ru/post/komu-khuzhe-vsego-zhivetsya-v-zhenskoy-tyur/
http://trinixy.ru/135723-kak-ustroena-zhizn-v-zhenskoy-kolonii-22-foto.html
http://pikabu.ru/story/kak_zhivut_osuzhdennyie_zhenskoy_kolonii_4053375

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector